Новости События Общее

РОЛЬ ПЕДАГОГИКИ РОДИТЕЛЬСТВА В РАЗВИТИИ РЕБЕНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА

15-02-2021 Публикации
В статье рассмотрена роль и позиция семьи в воспитании ребенка раннего возраста, проанализированы семейные ценности в приложении к их формированию семьей через отношение, поступки, действия и слова, обращенные к ребенку раннего возраста.

РОЛЬ ПЕДАГОГИКИ РОДИТЕЛЬСТВА В РАЗВИТИИ РЕБЕНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА

 

Филипович И.В.

 

Человек приобретает ценность для общества только тогда, когда он становится личностью, и становление ее требует целенаправленного, систематического воздействия окружающей его воспитательной среды. Для каждого ребенка семья – это оплот эмоционального и психологического комфорта, защита от стрессовых и экстремальных ситуаций, которые встречают его за порогом его Дома. Уют и тепло родительских рук, реализация потребности малыша в доверительном и эмоциональном общении, сочувствие, сопереживание, сотрудничество – все это позволяет ребенку раннего возраста приобретать стойкость к условиям внешнего не всегда безопасного мира, не теряя доверия к нему. Семья была и навсегда останется жизненно необходимой средой для сохранения и передачи ребенку опыта человеческой культуры, отношений, ценностей.

Семейное окружение всеобъемлюще по своему воздействию на ребенка раннего возраста в силу его неотвратимости и отсутствия рефлексий со стороны малыша. Оно просто впитывается и усваивается как данность. Не каждый взрослый может припомнить свои самые ранние детские впечатления и охарактеризовать их по модальностям. Но, как правило, это будет сильное переживание, связанное с острым удовольствием или неудовольствием. Проведя анализ более 100 мини-эссе на тему «Мое самое яркое впечатление раннего детства», написанных слушателями курсов переподготовки и повышения квалификации (а это взрослые люди от 23 лет), были получены результаты, которые подтвердили тезис о том, что раннее детство сохраняется в памяти далеко не у всех. Более трети взрослых не смогли припомнить себя в столь раннем возрасте. Большинство ссылались на более поздний и вполне осознанный возраст – старше четырех – пяти лет. Только 10% выборки упоминали о ярком впечатлении, связав его с восприятием внешнего мира (свет, цвет, запах, звук).

Отвечая на вопросы и анализируя свои тексты, респонденты с удивлением отметили, что в их ранних впечатлениях взрослые, прежде всего, мама, оказываются фоном или не присутствуют вообще. Да и фон возникал лишь как защита при снятии негативного воздействия окружающей среды: испуга, болевого ощущения, дискомфорта и пр. А это означает, что семейная среда была вполне комфортной и выполняла все необходимые для малыша функции, формируя его доверие к миру. Что интересно, значительное количество опрашиваемых припомнили свои «детские» имена и прозвища, хором воспроизвели строки детских стишков, но затруднились воспроизвести и даже припомнить ласковую интонацию мамы, ее колыбельную песенку перед сном…

Как утверждает ряд авторов – последователей теории Эрика Эриксона, – доверие и недоверие к окружающему миру следует рассматривать как защитные механизмы психики, которые являются надприродными, т. е. выработанными по ходу получаемого жизненного опыта [2]. Со стороны жизненной практики ребенка раннего возраста доверие и недоверие связаны с родителями или значимыми взрослыми, окружающей его семейной средой. Эта среда имеет множество параметров и характеристик, но нам интересна ее роль для развития ребенка именно в период раннего детства.

Уникальность воздействия семейной среды для ребенка первых трех лет жизни определяется следующими факторами [1; 10].

1. Семейное окружение первично в силу природно-психической зависимости ребенка от родителей: это не только невозможность автономного существования, но и эмоциональная сверхпривязанность, почти симбиоз в переживании и выражении нужд малыша.

2. Выраженная возрастная чувствительность или сензитивность ребенка раннего возраста к взаимодействию со значимым взрослым, которая проявляется в ситуативно-деловой и предметной деятельности и формирует потребность в дальнейшем общении с остальным миром: сверстниками, другими взрослыми, природой, информационным обществом.

3. Длительность и постоянство нахождения ребенка в семье как привычной и потому естественной социальной микросреде, которая наполнена интимно-эмоциональной атмосферой семейных отношений: кровное родство, родственная любовь и привязанность, неповторимость общения каждого из членов семьи с маленьким ребенком.

Итак, со стороны взрослых людей – родителей – все выше перечисленные положения должны быть очевидны как непреложные функции родительской семьи в отношении ребенка раннего возраста. И сама семья (мама, папа, сиблинги, прародители) должна быть готова к исполнению этих функций совершенно осознанно, с терпением и любовью. Кроме того, родители должны знать, что период раннего детства вряд ли отложится в памяти ребенка, но будет впитан всем его существом. Но кто или что донесет эту мысль до сознания молодых родителей? [8].

Чтобы идея работала – она должна быть присвоена большинством сообщества, стать привычной, затем традиционной и базовой в культуре воспитания подрастающего поколения. Это – функция мудрых, обладающих знанием и специальным умением передавать опыт воспитания детей легко, доступно и на практических примерах. В семье эту функцию выполняют прародители, в обществе – педагоги. Однако в педагогической практике раннее детство рассматривается несколько странно. С одной стороны, декларируется, что приоритет принадлежит семейному воспитанию, когда ребенком занимаются исключительно в семье или в большей степени в семье (при посещении младшей группы дошкольного учреждения), родитель, который находится в отпуске по уходу. С другой – никто специально не обучает будущих родителей тому, что необходимо малышу кроме ухода и питания для нормального общего и речевого развития. Эта ниша принадлежит семейной педагогике или педагогике родительства, о которой речь пойдет дальше.

В силу причин социального порядка, влияния моды и медиа-образцов, пропагандирующих свободную и активную жизнь людей пенсионного возраста, имеющих взрослых семейных детей, наблюдается тенденция ухода бабушек и дедушек от своей прямой функции воспитателей младшего поколения в семье. Кроме того, в рамках общественного воспитания нет четко обозначенного вектора семейной педагогики, где целью является взращивание с младых ногтей особого отношения к семье как ценности первого порядка, наравне с любовью, здоровьем, верой.

Кстати, упоминая о ценностях, хочется также сослаться на ту же выборку слушателей курсов переподготовки и повышения и квалификации, среди которой проводилась игра «Ценности» («Лавка ценностей» или «Волшебный магазин», авторство Якоба Леви Морено) [5]. Участникам предлагалось присвоить ранги первого, второго и третьего порядка предложенному списку ценностей. К первому порядку относились общечеловеческие ценности: здоровье, любовь, свобода, вера, семья; ко второму – более приземленные: богатство, карьера, уважение, самовыражение и пр.; к ценностям третьего порядка относились совсем меркантильные: удовольствия, развлечения, путешествия и пр. Обязательным условием «приобретения» ценности был эквивалентный обмен на другие. В результате проведенных игр были получены следующие неоднозначные результаты:

  • более 40% участников игры не воспринимали ценность семьи как общечеловеческую и присваивали ей второй или даже третий ранг;
  • в полемике о месте данной ценности в ряду других, участники игры ссылались на то, что семья перестала быть необходимой, люди хотят быть свободными от обязательств и не видят проблемы в воспитании детей в неполной семье, упоминали эмансипацию и пр.;
  • желая получить данную ценность, предлагали к обмену не равнозначную, а ценности более низких рангов, тем самым не придавая ей должного веса и значимости.

В коллективной рефлексии участники игры отметили, что данная тенденция совершенно естественна и в системе их общественного воспитания на ценности семьи не делали специального акцента, скорее подчеркивая приоритет успешности, состоятельности или социальной значимости родителей. Однако, рассуждая о собственном потребном будущем, каждый отмечал желательность большой и дружной семьи, которая дает заботу и комфорт, чувство родственности и защищенности.

Таким образом, очевидно, что в представлении взрослых людей семья, с одной стороны, имеет не самую большую ценность: не воспринимается как нечто незыблемое, надежное и комфортное; не считается предметом гордости и достижений; и тем более, не видится как постоянная, ответственная работа по созданию наиболее благоприятной мини-среды для себя и своих родных. С другой стороны, говоря о собственной родительской семье, отмечая ее достоинства и недостатки, взрослые люди все же отдают дань этому общественному институту как основе их воспитания и социализации. Но при этом никто не знает настоящую цену феномену семьи.

Возможно, это есть результат общемировой тенденции к распаду семейной культуры и дефициту родительского чувства, которое не может культивироваться и развиваться на фоне постоянной занятости родителей и отчужденности прародителей [3]. Возможно, это следствие отсутствия целенаправленной педагогической деятельности, направленной на формирование потребного образа полной, счастливой, любящей семьи, наполненной заботой о детях и прародителях, переживаниями друг о друге как о родных людях, а не носителях достатка, статуса и успешности.

Семейная педагогика среди отраслей педагогической науки была выделена на основе институционального признака – семьи как социального института, осуществляющего воспитание и первичное образование нового поколения. Понятно, что семейная педагогика – это наука о воспитании в семье и семейном воспитании: специфике его условий, потенциальных возможностях, методах и приемах формирования личности ребенка в семейной среде. Предназначение семейной педагогики емко определено ее теоретиком и автором многочисленных работ по данной теме С. Л. Соловейчиком: «она не предписывает, как жить и каким быть, а исследует, при каких обстоятельствах с детьми все будет хорошо, а при каких непременно возникнут трудности» [7].

Педагогика родительства – это наука и практика родительского семейного воспитания, где главная роль принадлежит именно родителям, которые реализуют не только инстинктивное, но и осознанное, грамотное поведение. На основе чего формируется осмысленное и целенаправленное поведение хорошего родителя, мы рассмотрим далее.

Особенности семейного воспитания – это его постоянство (как сейчас говорят, 24 на 7); основание – авторитет и мудрость взрослых, включая родителей и прародителей и соблюдение собственных семейных традиций; ему присуще отсутствие четких организационных форм и организованных видов деятельности таких, как занятие или урок. Семейное воспитание реализуется стихийно, в самой жизнедеятельности семьи, где ребенок получает постоянное и всесторонне воздействие со стороны каждого ее члена, общих привычек, манеры поведения и уклада жизни. На ребенка оказывает влияние все окружающее его: само место, события, их обстоятельства. Такие воздействия повторяются и влияют на ребенка изо дня в день. Но более всего отражается на психике малыша отношения между родными людьми. Внимание и забота, тепло и участие формируют эмоциональный отклик и желание поступать так же; формальный долг и отчужденность значимых для малыша взрослых порождают закрытость и жажду внимания, во что бы то ни стало и любым способом.

Зачастую родители недооценивают этот фактор воспитания и забывают о своем личном вкладе в процесс социализации ребенка. Именно родитель помогает в познании им окружающей социальной действительности, показывает пример навыка индивидуальной и коллективной работы, приобщает его к человеческой культуре, как в широком, так и в узком ее значении. Так нравственная культура как культура в широком значении осваивается личностью ребенка через атмосферу и правила жизни семьи, через ее уклад и стиль. Этническая культура и отношение к собственному этносу впитывается благодаря традициям семьи, ее специфическим педагогическим методам и приемам. К ним относятся социальные установки и система ценностей семьи, нравственные идеалы, потребности семьи в настоящем и будущем. Культура в узком ее понимании – это культура внутреннего уклада: содержания дома и хозяйствования, питания, ухода за телом и своим личным местом, но главное – это культура взаимоотношений членов семьи друг с другом и окружающими людьми.

Внутрисемейные отношения для ребенка раннего возраста – первый наблюдаемый пример общественных отношений, где образцом являются отношения родителей и прародителей. В условиях семьи ребенок рано включается в систему этих отношений и нерефлексивно присваивает, а затем переносит в сюжетную игру ежедневно наблюдаемые паттерны родительского поведения. Классическим примером усвоения образцов родительско-детских взаимоотношений в семье является басня Л. Н. Толстого «Старый дед и внучек» о лоханочке для старика-отца. Легко и бездумно схваченное ребенком поведение родителя в отношении деда (по сути старейшины рода!) – есть приговор самому родителю: «Ты станешь стар, и тоже будешь есть из лоханочки» [9]. Вывод: мы сами растим наше потребное будущее, сами вручаем ребенку орудия и способы отношений к себе в старости. Сами даем образцы нигилистического отношения к мудрости и житейскому опыту, нетерпимости к немощности или недееспособности. Сами расшатываем сложившиеся веками устои педагогики родительства: относись к ребенку в детстве так, как хочешь, чтобы он относился к тебе в старости; пусть твоя сила и справедливость в отношении к нему обернется его силой и справедливостью к тебе.

Единство требований, система поощрений и наказаний, взаимное уважение, нерефлексивное принятие собственного ребенка, позитивное восприятие его любого – вот начало перечня основных устоев семейной педагогики. Что происходит в семье, где нарушаются эти устои, можно не перечислять. Подобных примеров достаточно и в печати, и в телевизионном эфире, и в социальных сетях. Обратимся все же к тому, что составляет основу педагогики родительства в приложении к раннему возрасту.

Итак, исходя из уникальности и роли семейной среды для развития малыша до 3-х лет (а это возраст начала самосознания и самоидентификации), выделим следующие направления и ключевые функции, выполняемые семьей. К ним большинство авторов относят: 1) образцы позитивного и приятного межличностного взаимодействия между ребенком и взрослым; 2) растормаживание и тонизирование малыша в совместной деятельности; 3) закрепление принадлежности к любящей семье. Рассмотрим все эти направления и используемые взрослыми средства их реализации более подробно.

I. Образцы межличностного взаимодействия между ребенком и взрослым. Родители не только удовлетворяют первичные потребности малыша в комфорте (сытости, тепле, безопасности), что обусловлено биологическими причинами, но и всем своим поведением дают позитивные образцы, которые малышом не осознаются, но принимаются как правильные и желанные. К ним относятся:

1. Использование «материнского языка» ("motherese" – англ.). Его считают лучшим средством развития речи за счет его высотной интонированности, пропевания или продлевания гласных, что подтверждается исследованием ученых из Ратгерского университета (Rutgers University-Newark) P.Shafto&B.Eaves. Используя математические модели, исследователи проанализировали гласные звуки в речи взрослых «для взрослых» и «материнском языке» речи для малышей и обнаружили, что наиболее эффективные модели обучения больше похожи на речь при общении с детьми. Полученные результаты доказали, что лучший способ помочь ребенку научиться говорить – следование материнским инстинктам и использование «материнского языка» [11]. Материнский язык естественно и привычно применяется в диалогах с малышом («а кто у нас такой...?», «а чьи это...?») и детском эпосе: стишках, считалках.

Нежные и успокаивающие интонации совершенно уместны в мелодичных потешках и прибаутках, которые можно рассматривать как исполнение речевого ритуала в каждом режимном моменте в течение дня. Умывание, одевание, расчесывание, кормление и прочие рутинные необходимости становятся более приятными ребенку, благодаря отвлекающим, «журчащим» интонациям речи взрослого.

Отдельно следует упомянуть детские песенки, выделяя среди них колыбельные, которые несут важную психологическую нагрузку. Исследования последних лет показали, что плавная мелодия, ритмическое сочетание слова и движения в колыбельных песнях, которые несут в себе материнские тепло и любовь, являются своеобразным оберегом для малыша. С. И. Меркулова, О. П. Радынова, а также вокальный исполнитель Светлана Панова выделяют различные аспекты влияния колыбельных на психику ребенка раннего возраста [4; 6]. К ним относятся следующие функции:

психотерапевтическая: снимают тревожность, возбуждение, действуют на ребенка успокаивающе; являются способом защиты психики малыша от стрессов и сильных эмоциональных переживаний; через осознание присутствия мамы, в ее мягком и успокаивающем пении: плавная мелодия, ритмическое сочетание слова и движения, материнские тепло и любовь как оберег;

психофизиологическая: ритм колыбельной, синхронизированный с ритмом дыхания и сердцебиения матери и ребенка, способствует переходу к спокойному сну, формирует ритуал засыпания;

развивающая: постепенно и ненавязчиво формируется фонетическая карта языка, лучше воспринимаются и запоминаются эмоционально окрашенные слова и фразы; легко формируются первые представления об окружающем мире: животных, птицах, предметах; вырабатывается потребность в художественном слове и музыке.

2. Приятные тактильные ощущения, к которым, прежде всего, относятся следующие проявления во взаимодействии:

Объятия и поглаживания как предоставление малышу гарантий полной безопасности и комфорта вблизи родителей или значимых взрослых. Уместно напомнить о холдинг-терапии (терапии объятиями) как средства снятия у малыша эмоционального и мышечного напряжения, купирования плача, рыданий, переходящих в истерику. Кроме того, для малыша родители представляются как константа, как личное убежище. С течением времени трехлетним ребенком осознается, что этот взрослый – родной и навсегда. Отсюда симптом обесценивания родителей в комплексе проявлений кризиса трех лет. Взрослея, ребенок будет тянуться к понимающему и принимающему взрослому (чаще таковыми становятся прародители: бабушка или дедушка), которые примут его любым и окажут спокойную и мудрую поддержку своими объятиями, без психологического давления и излишней эмоциональности; снимая избыток негатива и даря теплую снисходительность к детским «выбрикам». Не случайно японцы находят «истину в объятиях стариков».

Прикосновения приятных малышу поверхностей (меховые, атласные, деревянные) и ощупывание предметов и игрушек (мягкое, теплое, гладкое), что несет сенсорное успокоение, снимает мышечное напряжение, перенаправляет внимание ребенка на собственные приятные тактильные ощущения. Именно поэтому производители товаров для детей стремятся к использованию материалов, не только экологичных и гипоаллергенных, но и наиболее «тактильных», привлекательных для ощупывания, оглаживания и «тискания» малышом.

3. Привлекательные для малыша запахи и вкусы: прежде всего,  материнское молоко; отдушка одежды и аромат, исходящий от тела значимых взрослых; запах любимой каши, выпечки и др. Включение всех сенсорных каналов восприятия ребенка раннего возраста, на благоприятном фоне принимающего, одобрительного и надежного поведения взрослых, способствует разностороннему и многогранному восприятию окружающего мира, который на первых порах сосредоточен на значимом взрослом и его реакциях на малыша. Обоснованием тому служит решающая роль трех врожденных модальностей репрезентативной системы человека: осязательный, обонятельный и вкусовой. Именно поэтому новорожденного прикладывают к маме, чтобы после стресса рождения он почувствовал ее запах, вкус и тепло тела – комфорт, удовольствие и защиту. К этому же феномену относят и тонизирующие свойства теплой воды как напоминание об околоплодных водах, что обеспечивали ребенка всем необходимым длительное время [10].

В данном случае следует также упомянуть такое полезное явление как «педагогический прикорм». Это прием, с помощью которого можно закрепить желательные реакции малыша, поощрить правильное поведение или эмоцию. Нет ничего зазорного в том, чтобы используя рефлекторную деятельность и научение, сформировать грамотные паттерны. Ведь заставляя малыша есть неприятную ему пищу, родители также формируют и, возможно, на всю жизнь, негативную вкусовую реакцию на определенный продукт.

Итак, все взаимодействие родителей с ребенком до 3-х лет подчиняется законам доступности и соразмерности удовольствия. Образ родителей наполняется нежностью, комфортом, принятием и заботой.

II. Поощрение и сдерживание поведения малыша. Взаимодействуя с малышом в эмоциональной, ситуативно-деловой и предметной деятельности, взрослые растормаживают и стимулируют его ответные реакции через:

  • двигательные взаимодействия: приятное тормошение и легкое (только легкое!) щекотание; «потягушки» и поднимание малыша на уровень глаз; поверхностный тонизирующий массаж, выполненный путем поглаживания пальцами и ладонями и пр.;
  • примитивные подвижные игры: прятки лица за ладонями и тканью, «ладушки», «сорока-ворона», «пальчик-пальчик…» и пр.;
  • разглядывание объекта (места): в приближении, вслед за движущимся пальцем, обводя контур пальчиками или ладошкой ребенка и пр.;
  • получение сенсорного/чувственного удовольствия: перекладывание, перебор и «шебуршание» мелкими предметами (фасольками, пуговичками, песочком), окунание в теплую воду ручек и ножек, поглаживание приятных на ощупь растений, домашних животных, действия с тестом и пр. Это, в свою очередь, влияет на развитие тонкого мышечного чувства, мелкой моторики рук, что также отражается на развитии речи малыша до 3-х лет;
  • удовольствие от движения: подбрасывание и ловля мягких мячиков для игры в сокс, набитых рисом или нутом с проговариванием: «раз – мячик, два – мячик…»; игры-бросалки с мягкими игрушками, наполненные не агрессией, а азартом «поймать», «удержать»; танцевальные движения под ритмичную музыку и пр.

Таким образом, любые совместные, одобряемые и поддерживаемые взрослым игры и занятия ребенка раннего возраста приносят малышу полезный опыт возможностей и ограничений, проб и ошибок. Самостоятельные движения и действия ребенка при поддержке или страховке значимого взрослого дают его развитию гораздо больше, чем рамочное ограничение закрытого пространства, пусть и весьма комфортного и оптимально оборудованного. Понятно, что кризисные бунты и аттракционы банального упрямства также должны сопровождаться спокойным и надежным поведением взрослых. Это не крик и истерические уходы, это достойная реакция взрослого человека в виде сдержанных интонаций, четких движений; доброжелательного, но печального взгляда; проговаривания своих чувств и желаний [8].

Заметим также, современная тенденция отдавать внимание ребенка раннего возраста на откуп электронным средствам коммуникации, нисколько не способствует живому созерцанию окружающего малыша мира природы, развитию любви ко всему живому и зеленому. В электронном искусственном мире все просто и примитивно, понятно и обращается напрямую к малышу, приучая к тому, что он – всегда центр этой искусственной вселенной. Так из-за элементарной родительской лени развивается эгоцентризм и отчужденность ребенка, которому по возрасту должны быть характерны любопытство, поисковая и двигательная активность, баловство и лукавство.

III. Формирование принадлежности к любящей семье. Взращивание в ребенке в каждую минуту и в каждом режимном моменте чувства нужности, принадлежности семье и, главное, стойкого ощущения заботы и любви значимых взрослых происходит на фоне мягких, спокойных и уважительных отношений между членами семьи. Это выражается в постоянном проговаривании взрослыми самых важных для ребенка слов в любых житейских ситуациях:

  • «мама (папа, бабушка, дедушка) очень тебя любят, и будут любить еще больше чистого (послушного, кушающего, не хнычущего) мальчика (девочку)…»;
  • «покажем бабушке (маме, папе и пр.) как мы умеем бросать (ловить, строить, надевать, кушать ложкой и пр.)»;
  • «мы сейчас соберем игрушки (вымоем ладошки, скушаем кашу) и пусть папа (бабушка, дедушка, братик) увидят, какой хороший наш малыш!»;
  • «кто мне поможет это сделать? Может дедушка (мама, папа и пр.)? Нет! Мне наш малыш поможет! Мой любимый помощник!»;
  • «кто принес нам яблочко? Папа! Он тебя очень любит. А кого любишь ты? Кому дашь этот кусочек? (маме, папе и пр.). Всех любит наш малыш! Какое доброе, большое сердечко!» и пр.

Примеров подобных высказываний достаточно, но не все молодые родители могут похвастаться их знанием и частотой использования. Зачастую о любви и заботе вспоминают «вдогонку», когда маленький ребенок нездоров или был обделен вниманием в отсутствие родителей; когда взрослые люди чувствуют свою вину перед малышом, который от них зависит, ждет их внимания, ласки и участливого слушания. Как часто малыш, занятый созерцанием плоского по всем параметрам мира анимации, лишается живого общения, заинтересованного диалога, сопричастности взрослого, и при этом считается воспитанным, послушным и милым. Подменяя бездушными «развивающими играми в коробочке» бесценное взаимодействие с маленьким ребенком, дарующее искренние эмоции и взаимный интерес, взрослые, не задумываясь о последствиях, демонстрируют отчужденное и холодное родительское поведение, тем самым формируя в ребенке искусственный «гаджетный» эгоцентризм. Безусловно, если он становится привычным, то родителям не стоит надеяться на горячее выражение любви и привязанности со стороны ребенка. Он не сумеет ни показать это, ни выразить словами.

Напротив, образцы позитивного внимания, демонстрация заботы, приятные замечания и комментарии в сторону маленького ребенка закладывают основу для имитации подобного поведения, а затем и осознанного его воспроизведения. Все, что неосмысленно усваивается в раннем возрасте, далее приобретает форму невидимого фундамента, неосознаваемого стремления, на котором будет строиться проекция любви взрослого человека на другого, значимого для него.

Сформулируем некоторые выводы. Все, что закладывается и формируется в раннем детстве, делается в определенных условиях внутрисемейных отношений и взаимодействий. От их характера зависит общий тон восприятия окружающего мира ребенком первых трех лет жизни: доверие и оптимизм, ощущение нужности и любви, желание и возможности выражения своего отношения к миру и людям посредством речевого общения. От того, какие песни пела ребенку мать, и пела ли она их вообще, зависит характер маленького человека, его физическое здоровье, степень его духовного развития. Так родительская любовь к ребенку раннего возраста не только способствует его более полному развитию, но и взращивает в самом малыше большую Любовь: к родителям и семье, природе и людям вокруг, а также к себе самому – счастливому и любимому.

Считается, что каждый родитель – уже педагог. Остается лишь посетовать на то, что не учат быть родителями, не проводят практических занятий по родительству, не сдают экзамен по родительской педагогике. Очевидно и то, что подготовка к осознанному родительству необходима и должна стать не краткосрочным проектом, а глубоко и последовательно реализуемой воспитательной задачей и семьи, и учреждений образования.

 

Список использованной литературы

 

  1. Ибука, М. До трех – самое время. 76 советов по раннему воспитанию / Масару Ибука. СПб. : Питер, 2018. – 256 с.
  2. Ильин, Е. П. Психология доверия / Е.П. Ильин. – СПб. : Питер, 2013. – 288 с.
  3. Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О. А. Карабанова. – М. : Гардарики, 2005. – 320 с. (Глава 3, с.117 – 207).
  4. Меркулова, С. И. Значение колыбельной песни в жизни и развитии современного ребенка / С. И. Меркулова // Молодой ученый. – 2019. – №9.1. – С. 116 – 119.
  5. Морено, Я. Л. Психодрама / Якоб Леви Морено / Пер. с англ. Г. Пимочкиной, Е. Рачковой. – М. : Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2001. – 182  с.
  6. Радынова, О. П. «Баюшки-баю». Слушаем и поем колыбельные песни / О. П. Радынова. – М. : Владос, 1995. с.12
  7. Соловейчик, С. Л. Педагогика для всех / С. Л. Соловейчик. – М. : АСТ, 2001. – 430 с.
  8. Стиффелман, С. Осознанное родительство. Как стать опорой своему ребенку и открыть ему дорогу в большой мир / Сьюзен Стиффелман. – М. : Эксмо, 2018. – 320 с.
  9. Толстой, Л. Н. Русская книга для чтения / Л. Н. Толстой. – М. : Белый город, 2017. – 400 с.
  10. Трунов, М., Китаев, Л. Экология младенчества. Первый год / Михаил Трунов, Леонид Китаев. – М. : Центр ЭКОЛОГИЯ СЕМЬИ фирмы СОЦИННОВАЦИЯ, 1993. – 208 c. 
  11. Forman, R. Silly talk directed at infants may be more educational than imagined / Robert Forman [Internet resource] // Rutgers University-Newark news. – 2016. – Access mode: https://www.newark.rutgers.edu/news/silly-talk-directed-infants-may-be-more-educational-imagined. – Access date: 14.03.2020.

 

Ранняя консультационно-коррекционная работа

Прикрепленные файлы

Похожие публикации


Консультативно-коррекционная технология помощи детям раннего возраста

24-10-2018 Публикации
В монографии дается теоретико-методологический и научно- практический анализ проблемы оказания помощи детям раннего возраста с фактором риска в речевом развитии, рассматриваются варианты ее организации в системе образования. Книга адресована научным и практическим работникам системы специального образования, педагогам и студентам-дефектологам, изучающим способы оказания педагогической помощи детям с фактором риска в речевом развитии.
УМК
подробнее

Тактики стимуляции и развития речи детей раннего возраста

29-10-2019 Публикации
В статье рассматриваются различные тактики стимулирования говорения детей раннего возраста с риском речевого нарушения
подробнее