Новости События Общее

Лекция "Психическое развитие новорожденного ребенка"

27-02-2021 Лекции
Лекция по учебной дисциплине "Психология развития", тема "Психическое развитие новорожденного ребенка"

Вопросы

1. Общая характерстика периода новорожденности

2. Развитие новорожденного ребенка

 

   Новорожденность – кризисный период развития.

1. Общая характеристика периода новорожденности

Кризис новорожденности вызван 2 причинами

  1. внутренний фактор – надстройка психофизиологического уровня над нейропсихологическим, т.е. перестройка организма.
  2. внешний фактор – замена жидкостной среды на воздушную среду обитания.

Развитие ребенка открывается критическим актом рождения и следующим за ним критическим возрастом, носящим название новорождённости.

Период ново­рождённости длится от момента рождения примерно до конца первого месяца жиз­ни. В момент родов ребенок физически отделяется от матери, но в основных жиз­ненных функциях еще долгое время остается биологически несамостоятельным су­ществом.

Социальная ситуация

Главная особенность новорождённости связана со спецификой социальной си­туации развития: ребенок отделяется от матери физически, но не биологически. Вследствие этого все существование ребенка в это время занимает как бы срединное положение между внутриутробным развитием и последующими периодами постна- тального детства. Новорождённость, как соединительное звено, совмещает в себе черты того и другого, и эта двойственность характеризует всю жизнь маленького существа.

Ведущей деятельностью, является эмоциональное общение со взрослыми.

Центральным новообразованием новорождённоести является появление инди­видуальной психической жизни ребенка.

Л. С. Выготский обращал внимание на 2 момента, связанных с этим.

Первый: жизнь присуща ребенку уже в эмбриональный период развития. Новым, возникающим после рождения, является то, что эта жизнь становится индивидуальным существованием, отделенным от организма матери и вплетенным в социальную жизнь окружающих людей.

Второй: жизнь новорождён­ного, будучи первой и еще примитивной формой бытия ребенка как социального существа, стала не только индивидуальной, но и психической.

Первый аргумент – факт готовности центральной нервной системы к обслуживанию психических проявлений (зачем слышать, если не слу­шать, зачем реагировать, если не на что?). Новорождённый реагирует на болевые, тактильные, температурные раздражители, на световые и звуковые стимулы, на за­пах. В целом, развиты все виды анализаторов, и к моменту рождения ребенка состоя­ние центральной нервной системы обеспечивает начало его психической жизни.

Второй – содержание  психической жизни новорождённого:  мы видим, хотя и в примитивном виде, те процессы жизни, которые у старших детей или взрослых характеризуют различные психические состояния. Речь идет о вырази­тельном характере движений, с помощью которых ребенок выражает эмоции радо­сти, горя, страха. Явления психической жизни проявляются и в инстинктивных дви­жениях новорождённого, связанных с голодом, жаждой, насыщением и удовлетво­рением.

Эта психическая жизнь находится в рудиментарном состоянии, из которого нужно исключить все собственно интеллектуальные и волевые явления. Пока у новорождённого нет ни действительного восприятия, ни представлений, т.е. нет ни сознательного отражения внешних предметов, ни сознательного хотения или стремления. Пока есть неясные состояния сознания, где чувственные и эмоциональ­ные части нераздельно слиты, т.е. есть только то, что можно назвать аффективны­ми ощущениями.

Главной особенностью психической жизни новорождённого является то, что в первый месяц жизни для него не существует ни кто-то, ни что-то; все раздражения и все окружающее он переживает только как субъективные состояния. Чувственное и эмоциональное (ощущение и переживание) в нем нераздельно слиты; ребенок не выделяет себя из среды, не отделяет от матери.

Для психической жизни новорождённого характерны три главных момента:

1. Преобладание нерасчлененных переживаний.

2. Оотсутствие выделения себя из среды.

3. Реагирование на сложные комплексные целые, окрашен­ные эмоционально (например, лицо матери).

Так, после рождения непосредственная физическая связь с матерью уже отсутст­вует, но он продолжает получать пищу, вырабатывающуюся в материнском орга­низме (молозиво, молоко), и иначе питаться не может (следовательно, питание ре­бенка представляет собой переходную форму от внутриутробного к внеутробному существованию).

Такая же двойственность отмечается в самой форме существования ребенка. Около 80% суток он спит (у взрослого норма составляет 20%), причем сон носит по­лифазный характер: короткие периоды сна чередуются с крошечными очагами бодрствования. Сам сон еще недостаточно отдифференцирован от бодрствования, поэтому чаще у новорождённого наблюдается среднее состояние между сном и бодрствованием — нечто, напоминающее дремоту. Ребенок способен засыпать с от­крытыми (или полуоткрытыми) глазами, а бодрствовать — с закрытыми, находясь в дремоте.

Несмотря на кажущуюся большую длительность сна, оказывается, что его реаль­ные периоды весьма коротки. В первые дни он по преимуществу спит и бодрствует примерно 3 мин в час днем и 1—2 мин в час ночью. К концу месяца эти цифры дос­тигают 6-7 мин в час. Сон новорождённого носит беспокойный, прерывистый, поверхностный характер. Ребенок во сне произ­водит много импульсивных движений, а иногда даже ест, не просыпаясь. В эти минуты бодрствования ребенок легко раздражается, пла­чет. Сама раз­дражительность новорождённого — психологическая норма.

Помимо этого, двойственность обнаруживается в том, что ребенок сохраняет эм­бриональную позу во время сна и даже во время бодрствования примерно до 4- месячного возраста.

Противоречия этого возраста заметны и в двигательной активности ребенка: с одной стороны, он уже обладает рядом двигательных реакций на внешние и внут­ренние раздражители; с другой стороны, он еще лишен самостоятельного передви­жения в пространстве и может передвигаться только с помощью взрослых.

Новоро­ждённый почти неподвижен: в основном он лежит на спине и не может перевернуть­ся или передвинуться. К 4-м неделям он принимает, лежа на спине, позу «фехто­вальщика», определяемую тоническими шейными рефлексами, и сжимает ручки в кулачки. Примерно 85% времени головка ребенка повернута вправо (есть предполо­жение, что это связано с функциональной асимметрией полушарий). Если его поло­жить на живот, то он способен оторвать носик от матраса лишь на одно мгновение. Ему вообще трудно управлять своей непропорционально большой головой: и в си­дячем положении она угрожающе наклоняется, потому поднимая ребенка на руки необходимо поддерживать головку.

Характерные особенности периода новорожденности:

Малое различение сна и бодрствования, преобладание торможения над возбуждением, спонтанная двигательная актив­ность (нецеленаправленная, импульсивная, толчкообразная). Большую часть времени новорожденный погружен в себя и просы­пается из-за дискомфорта, вызванного ощущением голода, жажды, холода и др. Л.С. Выготский характеризовал своеобразие психики новорожденного, отмечая такие моменты: «исключительное преоб­ладание недифференцированных, нерасчлененных переживаний, представляющих как бы сплав влечения, аффекта и ощущения»; невыделенность себя и своих переживаний из восприятия объективных вещей, неразличение социальных и физических объектов.

Методы исследования психики новорожденных и младенцев. Многие исследователи подчеркивают исключи тельную сложность изучения психики детей младенческого воз­раста и недопустимость умозрительных рассуждений. В России начало объективного изучения психического и физиологического развития младенцев было положено в 1920-х гг. сотрудниками И.П. Павлова и В.М. Бехтерева Н.М. Щеловановым, Н.Л. Фигуриным и др. Для этой цели были использованы систематическое наблюдение, экспериментальные методики анализа условных рефлексов и ориентировочной реакции.

В последние десятилетия в связи с расширением возможностей точной регистрации поведенческих проявлений наблюдается новый всплеск интереса к психологии младенцев. В настоящее время при исследовании процессов восприятия, памяти, внимания у детей первого года жизни используют регистрацию целого ряда объективных «индикаторов»: частоты сердечных сокращений, ритма дыха­ния и сосания, микродвижений глаз, поворотов головы, появления и угасания ориентировочной реакции.

 

1.2. Развитие новорожденного ребенка

Какими же способностями обладает новорожденный?

Прежде всего, это определенный набор безусловных рефлексов, облегчающих приспособление к новым условиям жизни:

рефлексов, обеспечивающих работу основных систем-орга­низма (дыхания, кровообращения, пищеварения и др.), в частности

- защитных рефлексов (например, при прикосновении к ве­кам ребенок закрывает глаза, зажмуривается при ярком свете);

- ориентировочных рефлексов (поисковый рефлекс при лег­ком надавливании на середину верхней губы, поворот головы к ис­точнику света);

- атавистических рефлексов (например, хватательный рефлекс, или рефлекс Робинсона, — захват пальцев взрослого, вложенных в руку ребенка; рефлекс спонтанного ползания — по­ложенный на живот ребенок поворачивает голову в сторону и ползает без помощи рук, а если к его подошвам подставить ла­донь, то ребенок рефлекторно отталкивается от нее и ползет ак­тивнее — рефлекс Бауэра; автоматическая походка — если, при­держивая под мышки, ребенка поставить на опору и слегка наклонить, у него появятся шаговые движения, не сопровождаю­щиеся движениями рук, и др.).

Наличие безусловных рефлексов свидетельствует о функцио­нальной зрелости ЦНС новорожденного, однако на протяжении первого года жизни большинство из них угасает.

Ребенок рождается более беспомощным, чем детеныши высокоразвитых живот­ных. К моменту рождения он обладает лишь системами наследственно закреплен­ных механизмов — безусловных рефлексов, облегчающими приспособление к но­вым условиям жизни. В терминах И. П. Павлова, безусловный рефлекс выражается в наилучшей установке воспринимающего органа на раздражитель, полном или частичном торможении дру­гих движений и приведение в действие механизма сосания.

В наибольшей мере к рождению складывается система пищевых рефлексов: ме­ханизм сосания и ориентировочно-пищевых рефлексов, которые легко вызываются прикосновением к уголкам губ и слизистой оболочке языка ребенка. Во время соса­ния материнской груди все остальные движения и реакции тормозятся. Сосательный рефлекс актуализируется у новорождённого всегда, когда какой-либо предмет попадает в рот (соска, палец, кончик подушки).

Отечествен­ные исследователи новорождённое и младенческого возраста М. П. Денисова и Н. Л. Фигурин назвали это «реакцией пищевого сосредоточения».

Прирожденными являются и реакции слухового лабиринта, которые отмеча­ются уже на 9-й день: при покачивании ребенок прекращает крик, его движения тормозятся (возникает «лабиринтное (слуховое) сосредоточение»).

Так, издавна введен­ные человечеством сосредоточения соска и люлька (колыбель) используются благо­даря пищевому и лабиринтному сосредоточению для успокаивания ребенка, т.е. торможения его криков и двигательного беспокойства.

Наблюдаются у ребенка и некоторые врожденные защитные рефлексы: он каш­ляет, чихает, удаляя помехи для дыхания; моргает, если в глаз что-то попало; жму­рится от яркого света.

Но на большинство внешних раздражителей новорождённый отвечает одинаково: вздрагивает, беспокойно двигает ручками и ножками, тоненько кричит, сморщив личико.

У новорождённого зафиксирован зрачковый рефлекс — зажмуривание от яркого света и поворачивание головки и глазок к мягкому свету: в солнечный день в комна­тах родильных домов все головки повернуты к окнам, а если в сумерках медленно водить перед глазками новорождённого зажженную свечу, то глаза начинают дви­гаться вслед за ней.

На 1—2-й неделе жизни ребенок способен поворачивать голову за медленно движущимся объектом, находящимся от него на расстоянии 20—30 см. На 2—3-й неделе появляется конвергенция, и на 3—5-й неделе — зрительное сосре­доточение (задержка взора на предмете). Вначале ребенок удерживает взор не более 5 с, но уже на 2-м месяце он сможет держать его несколько минут (что потом позво­лит разглядывать предмет).

У новорождённого отмечается и ряд атавистических рефлексов, находящихся в филогенетической связи с рефлексами высших животных. Так, если вложить в руки новорождённому палец или другой продолговатый предмет, он так крепко схватыва­ет его, что ребенка можно поднять на этом предмете и удержать в воздухе около ми­нуты. Одно-двухнедельный ребенок может повиснуть на шнурке, схваченном двумя руками. Он может цепляться за шнурок и ножками, хотя и не так крепко.

У новоро­ждённых зафиксирована реакция Моро (обхватывающий рефлекс), если слегка шлепнуть по подушечке или встряхнуть ее, ручки и ножки симметрично расходятся и смыкаются в виде арки.

Другой рефлекс состоит в своеобразном «ползании» ребенка, отталкивании нож­ками от приставленной к ним опоре. Если положить ребенка животом вниз и прило­жить ладонь или дощечку к подошвам ног, он оттолкнется и продвинется немного вперед. Двигая ладонь, можно заставить ребенка проползти небольшое расстояние.

Так же выглядит и рефлекс «автоматической ходьбы»: если держать ребенка ножка­ми на коленях, то он может делать переступательные движения. Наконец, широко известен рефлекс плавания: попав в воду, новорождённый начинает делать плава­тельные движения.

Любопытной чертой новорождённого является то, что он часто открывает глаза, когда его поднимают и придают вертикальное положение — это явление называют «эффектом кукольных глаз». К 1— 1,5 мес чувствительность к свету значительно снижается.

Новорождённость является единственным периодом в жизни человека, когда еще можно наблюдать в чистом виде проявления врожденных, инстинктивных форм по­ведения, направленных на удовлетворение органических потребностей (в кислороде, пище, тепле). Эти органические потребности не могут, однако, составить основу психического развития — они только обеспечивают выживание ребенка.

Поведение новорождённого фрагментарно: если 6-месячному младенцу протя­нуть яркую погремушку, он потянется к ней, возьмет и начнет исследовать, сосредо­точенно разглядывая, трогая ртом или ощупывая рукой. Если же то же самое проде­лать с новорождённым, то он едва взглянет на нее. Вложить игрушку в ручку ребен­ка трудно, потому что его кулачки обычно сжаты. Но даже если разомкнуть кулачок, то ребенок схватит предмет, положенный на его ладошку, но тут же уронит и не ста­нет искать. Он вообще «не покажет вида», что «помнит» о ее существовании, и тем более не будет исследовать.

Такая фрагментарность поведения объясняется тем, что поведение новорождён­ного состоит из небольшого числа несовершенных и изолированных рефлексов (по­иск ртом и сосание, схватывание, случайные взгляды на близкие предметы и т.п.), вызываемых внешними раздражителями. Рефлексы включаются и выключаются бы­стро, автоматически и никак не контролируются произвольно. Только постепенно благодаря повторению реакции ребенка станут более надежными и скоординиро­ванными (поднесение кулачка ко рту, сосание кулачка). Новорождённый действует по принципу: «Прочь из руки (с глаз, изо рта) — прочь из ума!»

Здоровый новорожденный обладает разными видами чувстви­тельности — тактильной, температурной, болевой, вкусовой (спо­собностью различить сладкое от горького, кислого, соленого). Хотя чувствительность у новорожденного ниже, чем у более старших де­тей, однако она заметно возрастает в течение первых недель жизни.

Зрительная и слуховая функции у новорожденных довольно примитивны, но быстро совершенствуются. Существуют данные в пользу наличия врожденной координации слуха и зрения. На второй неделе жизни появляется слуховое сосредоточение — плачущий ребенок умолкает при сильном звуковом раздражителе (например, звонок) и прислушивается. К концу первого месяца жизни, а у отдельных детей и раньше, появляется возможность кратковременной фикса­ции взгляда на блестящем предмете.

Появились новые поразительные данные о возможностях ново­рожденных и младенцев первых недель и месяцев жизни, например о так называемой лицевой имитации новорожденных (способно­сти имитировать вытягивание губ, высовывание языка, открывание рта).

Новорождённый почти ничем не интересуется, поэтому ему бесполезно покупать и показывать игрушки. В первые недели его вообще не интересуют никакие стороны внешней среды. Единственное, что его заботит, — отсутствие дискомфорта. А в состояние дискомфорта он попадает весьма часто: перед и после кормления, перед и после смены мокрых пеленок, от шума, от внезапного изменения положения. Он по­стоянно стремится вернуться в состояние сонливости, и только со 2-го месяца будет активно искать внешних воздействий.

Новорождённый малоэмоционален, и репертуар его настроений не отличается разнообразием.

1. И днем и ночью он спит. При бодрствовании он серьезен, неактивен, спокоен, сохраняет тенденцию к сонливости.

2. Другой вариант: полностью бодрству­ет, серьезен и активен, издает звуки.

3. Третий: бодрствует, серьезен, активен и слегка раздражен, подает голос.

4. Четвертый: явно очень недоволен — активен, серьезен, кричит.

Настроения эти очень быстро меняются. Новорожденного, если он здоров, в принципе легко успокоить, взяв на руки и покачав, дав пососать соску. Удовольст­вие от укачивания и сосания — полнейшее в этом возрасте.

На первом месяце жизни у ребенка преобладают отрицательные эмоциональные реакции, свидетельствующие о переживании дискомфорта, они проявляются в виде крика и плача.

Но было бы неверно считать, что восприятие мира новорождённого представляет собой хаос отрывочных, бессвязных, отдельных ощущений — температурных, слу­ховых, оптических и т.д.

Новорождённый начинает реагировать на сложные комплексные целые, окрашен­ные эмоционально (например, лицо матери). Это является третьей особенностью психической жизни новорождённого.

Возможные формы социального пове­дения новорождённого.

Новорождённый не демонстрирует ни­каких специфических форм социального поведения, и первое общение ребенка со взрослым лежит далеко за пределами новорождённости. О реакциях ребенка на действия, речь взрослого впервые можно говорить лишь за пределами 1—3-го месяца жизни. Новорождённый в этом плане почти полностью пассивен.

Современные исследователи обнаруживают некоторые факты, свидетельствующие о врожденных предпосылках общения. Это способности избирательных контактов ребенка с человеком: предпочтение с первых минут жизни живых человеческих лиц, а не других сложноорганизованных зрительных изображений; способ­ность выделять человеческий голос среди других звуков; выделение голоса матери из прочих голосов; достаточно сложные лингвистиче­ские задатки.

Врожденные схемы взаимодействия поведенчески проявляются в направленности взгляда в момент расположенности к общению, в закрывании глаз и отворачивании головы как сигналах свертывания общения.

Подлинные способности маленького ребен­ка к обучению часто оказываются непродемонстрированными в силу неподходящей организации экспериментальной ситуации — важна физическая близость к матери, лучше всего контакт «кожа к коже».

Первые формы взаимодействия ребенка и взрослого.

Взрослый с первых дней жизни выступает по отношению к ребенку с опережающей инициативой, он приписывает ребенку ка­чества субъекта общения — обращается к нему, о чем-то спрашива­ет, комментирует собственные действия. Ребенок в первые недели уже способен подражать некоторым мимическим действиям, кото­рые ему демонстрируют (феномен лицевой имитации новорожден­ных). Взрослый, кроме того, очевидно, становится наиболее при­влекательным и удобным объектом восприятия, способным удовлетворить потребность в новых впечатлениях, которую не­которые исследователи считают врожденной. Постепенно ребенок улавливает коммуникативные послания взрослого, на третьей- четвертой неделе у ребенка в состоянии спокойного бодрствования можно наблюдать так называемое ротовое внимание в ответ на об­ращенный к нему ласковый голос и улыбку взрослого — ребенок за­мирает, губы слегка вытягиваются вперед, происходит глазной кон­такт. В возрасте 4—5 недель вслед за этим возникает попытка улыбнуться и, наконец, настоящая, так называемая социальная улыбка, или улыбка общения

Выразительная улыбка и другие элементы пралингвистической знаковой системы (мимика, жесты) умиляют родителей, действуют на взрослых воодушевляюще и приводят к ответному эмоциональному вознаграждению малыша.

Далее на такой ранней стадии взаимоотношения не определяют­ся всецело взрослым. Темперамент новорожденного (его раздражи­тельность или спокойствие, гибкость приспособления к окружающей ситуации), тональность плача (высокий голос при плаче, характер­ный для детей с различными отклонениями, — «сигнал выжива­ния»), множество других поведенческих признаков влияют на от­ношение к нему родителей, на характер и скорость их реагирования.

Итак, важнейшим психологическим новообразованием кризис­ного периода новорожденности считается именно возникновение ответной реакции ребенка — улыбки на обращение матери (близкого взрослого).

В психологии критерием возрастного этапа считается основное и центральное новооб­разование, характеризующее известную ступень в социальном развитии ребенка. В этом смысле верхняя граница новорождённости попадает на конец первого—начало второго месяца жизни, когда наступает поворот в психическом развитии, связанный с изменением социальной ситуации развития. Этот поворот связан с появлением «комплекса оживления», т.е. с первой специфической реакцией ребенка на челове­ка.

сессия ЭУМК УМК

Похожие публикации


Лекция "Психометрические основы диагностики"

07-04-2020 Лекции
Лекция по учебной дисциплине "Основы психолого-педагогической диагностики", тема "Психометрические основы диагностики"
сессия
подробнее

Лекция "Основные подходы к диагностике личности"

07-04-2020 Лекции
Лекция по учебной дисциплине "Основы психолого-педагогической диагностики", тема "Основные подходы к диагностике личности"
сессия
подробнее