Новости События Общее

Социальная динамика личности: активность и социализация

29-09-2018 Лекции
Раскрыты особенности социальной динамики личности. Рассмотрены процессы социализации, ресоциализации и десоциализации. Проводится сравнительная характеристика социализации и инкультурации. Раскрыты особенности медиасоциализации личности в эпоху информационного общества

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ЛЕКЦИЯ_3

Тема 3.  Социальная динамика личности: социализация и активность

Личностная динамика личности как внешне обусловленная (социализация) и как внутреннее обусловленная (его собственная активность). Социализация. Инкультурация. Основные тенденции и формы социализации (типизация, индивидуализация). Стадии и этапы социализации. Десоциализация и ресоциализация. Институты и агенты социализации личности. Активность и стратегия жизни личности. Активная жизненная позиция. Гражданская активность личности. Роли личности в политической сфере общества.

По Гидденсу

Животные, расположенные внизу эволюционной шкалы — такие, как большинство видов насекомых, способны позаботиться о себе почти сразу после рождения, нуждаясь в минимальной помощи взрослых особей или вообще обходясь без нее. У низших животных нет поколений, поскольку поведение “молодых” представителей вида более или менее идентично поведению “взрослых”. Однако по мере того как мы движемся вверх по эволюционной шкале, мы обнаруживаем, что эти наблюдения применимы все менее и менее; высшие животные должны учиться соответствующим способам поведения. Детеныши млекопитающих практически совершенно беспомощны после рождения, они нуждаются в заботе старших, и человеческие младенцы наиболее беспомощные из всех. Ребенок не выживет, не получая постороннюю помощь в течение по крайней мере первых четырех—пяти лет.

Социализация— процесс, в ходе которого беспомощный младенец постепенно превращается в обладающее самосознанием разумное существо, понимающее суть культуры, в которой он родился. Социализация не является разновидностью некоего “культурного программирования”, во время которого ребенок пассивно воспринимает воздействия со стороны того, с чем входит в контакт. С самых первых мгновений своей жизни новорожденный испытывает нужды и потребности, которые в свою очередь влияют на поведение тех, кто должен о нем заботиться.

Социализация связывает друг с другом различные поколения. Рождение ребенка изменяет жизнь тех, кто ответственен за его воспитание, и кто таким образом приобретает новый опыт. Родительские обязанности, как правило, связывают родителей и детей на весь остаток жизни. Старики остаются родителями даже тогда, когда у них появляются внуки, и эти связи позволяют объединять различные поколения. Несмотря на то, что процесс культурного развития протекает более интенсивно в младенчестве и раннем детстве, чем на позднейших стадиях, обучение и приспособление пронизывают весь жизненный цикл человека.

Несоциализированные” дети

На что были бы похожи дети, если бы каким-то образом росли без влияния со стороны взрослых? Очевидно, ни одна гуманная личность не может пойти на такой эксперимент и вырастить ребенка вне человеческого окружения. Однако существует ряд случаев, широко обсуждавшихся в специальной литературе, когда дети первые годы жизни проводили без нормальных человеческих контактов. Прежде чем обратиться к изучению обычного процесса детского развития, рассмотрим два таких случая.

Авейронский дикарь”

9 января 1800 года близ деревни Сен-Серин в Южной Франции из леса вышло странное существо. Несмотря на то, что оно передвигалось прямо, оно походило больше на животное, чем на человека, хотя вскоре в нем опознали мальчика одиннадцати или двенадцати лет. Он изъяснялся только пронзительными, странными звуками. Мальчик не имел представления о личной гигиене и облегчался там, где ему этого хотелось. Его передали местной полиции, затем поместили в местный приют. Первое время он постоянно пытался убежать, причем обратно его возвращали с трудом, и не мог примириться с необходимостью носить одежду, срывал ее с себя. Никто не обратился за ним и не признал себя его родителями.

Медицинское обследование ребенка не выявило у него никаких существенных отклонений от нормы. Когда ему показали зеркало, он, по-видимому, увидел отражение, но не узнал себя. Однажды он попытался схватить в зеркале картофелину, которую там видел. (На самом деле картофелина находилась позади него.) После нескольких попыток, не поворачивая головы, он схватил картофелину, протянув руку назад. Священник, наблюдавший мальчика изо дня в день, писал:

Все эти маленькие детали, а также многое другое, доказывают, что этот ребенок не является абсолютно лишенным разума и способности рассуждать. Тем не менее, мы вынуждены сказать, что во всех случаях, не связанных с естественными потребностями и удовлетворением-аппетита, от него можно ожидать поведения, подобного животному. Если у него и есть ощущения, то они не рождают никакой мысли. Он даже не может сравнивать свои ощущения друг с другом. Можно подумать, что между его душой, или разумом, и его телом не существует связи..1)

Позднее мальчика доставили в Париж, где предпринимались систематические попытки превратить его “из зверя в человека”. Это удалось лишь отчасти. Его приучили соблюдать элементарные гигиенические нормы, он стал носить одежду и научился самостоятельно одеваться. И все же его не интересовали ни игрушки, ни игры, он так и не смог овладеть больше чем несколькими словами. Насколько можно судить по детальному описанию его поведения и реакции, это не было вызвано умственной отсталостью. Казалось, он либо не хочет освоить человеческую речь, либо не может. В дальнейшем своем развитии он достиг немногого и умер в 1828 году в возрасте примерно сорока лет.

Джени

Невозможно достоверно установить, как долго “Авейронский дикарь” провел в лесу и страдал ли он каким-либо отклонением, из-за которого не смог развиться в нормальное человеческое существо. Существуют, однако, современные примеры, дополняющие наблюдения за поведением “Авейронского дикаря”. Одним из последних случаев является жизнь Джени, калифорнийской девочки, которая находилась (70стр) в запертой комнате с полуторагодовалого возраста и до почти тринадцати лет2). Отец Джени практически не выпускал из дома свою постепенно слепнувшую жену. Связь семьи с внешним миром осуществлялась через сына-подростка, который посещал школу и ходил за покупками.

У Джени был врожденный вывих бедра, из-за которого она не смогла научиться нормально ходить. Отец ее часто бил. Когда девочке исполнился год, отец, по-видимому, решил, что она умственно отсталая и “убрал” ее в изолированную комнату. Дверь в эту комнату обычно была заперта, шторы опущены. Здесь Джени провела следующие одиннадцать лет. Других членов семьи она видела лишь тогда, когда они приходили ее кормить. Ходить в туалет ее не научили, и значительную часть времени Джени была привязанной к детскому ночному горшку совершенно голой. На ночь ее отвязывали, но тут же помещали в спальный мешок, ограничивающий движения рук. Связанную таким образом, ее помещали в детскую кроватку с проволочными спинками и проволочной сеткой сверху. Так или иначе, она провела в этих условиях одиннадцать лет. Услышать речь человека Джени практически не могла. Если же она шумела или каким-то другим образом привлекала внимание, отец ее бил. Он никогда с ней не разговаривал; если она чем-то его раздражала, он обращался к ней с резкими, нечленораздельными звуками. Ни игрушек, ни чего-то, чем можно было бы занять себя, у нее не было.

В 1970 году мать Джени бежала из дома, взяв ее с собой. На состояние девочки обратил внимание работник социальной службы, и ее поместили в детский госпиталь в отделение реабилитации. Первое время она не могла стоять прямо, бегать, прыгать или ползать, и ходила неуклюжей, шаркающей походкой. Психиатр описал девочку как “неприспособленное к жизни в обществе, примитивное существо, непохожее на человека”. Однако в отделении реабилитации Джени довольно быстро достигла успехов, научилась нормально есть, ходить в туалет и привыкла одеваться, как другие ребятишки. Однако почти все время Джени молчала, и лишь иногда она смеялась. Ее смех был пронзительным и “нереальным”. Она постоянно, даже в присутствии других, занималась мастурбацией, и не желала отказаться от этой привычки. Позднее один из врачей госпиталя взял Джени к себе как приемную дочь. Постепенно она освоила довольно широкий набор слов, достаточный для ограниченного числа основных высказываний. Тем не менее, ее владение речью осталось на уровне трех—четырехлетнего ребенка.

Поведение Джени усиленно изучалось, и в течение семи лет она проходила различные тесты. Результаты показали, что девочка не была слабоумной и не страдала врожденными отклонениями. По-видимому, с Джени, также как и с “Авейронским дикарем”, случилось следующее. Возраст, в котором они вступили в близкий контакт с людьми, был гораздо больше, чем тот, в котором дети легко обучаются языку и овладевают прочими человеческими навыками. По-видимому, существует какой-то “критический период” для усвоения языка и других сложных навыков, после которого овладеть этим в совершенстве уже невозможно. “Дикарь” и Джени дают представление о том, какими могут быть несоциализированные дети. Несмотря на испытания, которым они подверглись, и на то, что у каждого из них сохранились многие нечеловеческие реакции, никто из них не выказывал какой-либо особой агрессивности. Они быстро шли на контакт с теми, кто обращался к ним с симпатией, и усваивали минимальный набор обычных человеческих навыков.

 

Привязанности и утраты

Ни один ребенок не может достичь этой стадии без нескольких лет заботы и защиты, обеспечиваемых родителями и другими опекающими. Как уже было отмечено, отношения между ребенком и матерью имеют первостепенное значение на первых этапах его жизни. Исследования свидетельствуют, что если эти отношения каким-либо образом нарушаются, могут возникнуть серьезные последствия. Около тридцати лет назад психолог Джон Боулби провел исследование, которое показало, что маленький ребенок, не имевший опыта близких и любящих отношений с матерью, страдает в дальнейшем серьезными отклонениями в развитии личности. Боулби, например, утверждал, что ребенок, мать которого умерла вскоре после его рождения, будет испытывать беспокойство, которое впоследствии окажет глубокое влияние на его характер. Так появилась теория материальной депривации.Она послужила толчком к большому количеству исследований в области детского поведения. Предположения Боулби получили свое подтверждение в результатах исследования некоторых высших приматов.

(75стр)

Изолированные обезьяны

С целью дальнейшего развития идей, выдвинутых Боулби, Гарри Харлоу провел знаменитые эксперименты, в которых детенышей макак-резусов разлучали с матерями. Все физиологические потребности маленьких обезьян при этом тщательно удовлетворялись. Результаты были потрясающими: обезьяны, выросшие в изоляции, показали высокий уровень поведенческих отклонений. Попав в группу нормальных взрослых обезьян, они были либо враждебными, либо испуганными, отказываясь взаимодействовать с остальными. Большую часть времени они проводили сидя, сжавшись в комочек в углу клетки, напоминая своей позой людей, находящихся в шизофренической прострации. Они не способны были спариваться с другими обезьянами, и в большинстве случаев их не удавалось научить этому. Искусственно оплодотворенные самки уделяли мало, а иногда и совсем не уделяли внимания своим малышам.

Чтобы определить, действительно ли причиной подобных расстройств было отсутствие матери, Харлоу вырастил нескольких малышей в компании других того же возраста. Эти животные в последующих действиях не проявляли ни малейшего признака отклонений. Харлоу заключил, что для нормального развития важно, чтобы у обезьяны была возможность формировать свою привязанность к другому или другим, независимо от того, входит ли в их число мать7).

Понятия «инкультурация» и «социализация»

 

Каждому человеку предстоит жить в обществе, и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важным фактором его жизни. Любому из нас необходимо определенное умение приспособляться к обществу, иначе индивид обречен на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество. Индивидуальное развитие каждого человека начинается с его постепенного вхождения, включения в окружающий мир. С самого раннего детства человек усваивает принятые манеры поведения и образцы мышления до тех пор, пока большинство из них не становятся привычными. Это вхождение в мир происходит путем усвоения индивидом необходимого количества знаний, норм, ценностей, образцов и навыков поведения, позволяющего ему существовать в качестве полноправного члена общества. Основная причина этого процесса состоит в том, что общественное поведение человека не запрограммировано природой, и поэтому всякий раз он вынужден заново обучаться тому, как понимать окружающий мир и реагировать на него.

Этот процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры обозначается в различных гуманитарных науках понятиями «инкультурация» и «социализация». Эти понятия во многом совпадают друг с другом по содержанию, так как оба подразумевают усвоение людьми культурных форм (паттернов, англ. pattern) какого-либо общества. Под последними обычно понимают устойчивые совокупности технологий мышления, поведения, взаимодействия, последовательности действий, построения суждений, различные культурные формулы и символы, отражающие определенные представления о реальности. Поэтому в современной научной литературе понятия «инкультурация» и «социализация» нередко используются как синонимы. Это характерно для той группы исследователей, которые придерживаются широкого понимания термина «культура» как любой биологически ненаследуемой деятельности, закрепленной в определенных результатах. Но большинство ученых, считающих культуру исключительно человеческой характеристикой, отличающей человека от всех других живых существ нашей планеты, считают целесообразным проводить различие между этими терминами, отмечая качественные особенности каждого из них.

При более строгом научном понимании термина социализация он предстает как процесс усвоения индивидом культурных норм и социальных ролей, благодаря которому происходит превращение человека в социального индивида. Получая в повседневной практике информацию о самых разных сторонах общественной жизни, человек формируется как личность, социально и культурно адекватная обществу. Таким образом, под социализацией понимается гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы ценностей общества, позволяющего ему успешно функционировать в качестве его члена.

Самые простые кросскультурные исследования показывают, что в разных обществах ценятся разные качества личности. Формирование и развитие принятых в данном обществе качеств личности происходит, как правило, путем воспитания, то есть целенаправленной передачи норм и правил достойного поведения от старшего поколения младшему. В каждой культуре исторически сложились свои способы обучения приемлемому поведению. Этнологи и социологи сравнили стили воспитания детей в различных культурах и выделили два противоположных: японский и английский.

В Японии воспитатель чаще обращается к поощрению, нежели к наказаниям. Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат.

С европейской точки зрения, детей в Японии неимоверно балуют. Им ничего не запрещают, лишая тем самым поводов заплакать. Взрослые совершенно не реагируют на плохое поведение детей, словно не замечая его. Первые ограничения начинаются в школьные годы, но вводятся они постепенно. Только в эти годы ребенок начинает подавлять в себе стихийные порывы, он учится вести себя подобающим образом, уважать старших, чтить долг и быть преданным семье. По мере взросления регламентация поведения значительно усиливается.

В Англии процесс воспитания основывается на совершенно иных принципах. Англичане считают, что неумеренное проявление родительской любви и нежности приносит вред детскому характеру. Баловать детей — значит портить их. Традиции английского воспитания требуют относиться к детям сдержанно, даже прохладно. Мягкость и нежность они проявляют скорее к животным. Дисциплинирующее воздействие на детей оказывается с самого раннего возраста. Если ребенок мучает кошку или собаку, обижает младшего или наносит ущерб чужому имуществу, его ждет суровое и жестокое наказание. Наказывать детей в Англии — право и обязанность родителей.

С детства англичане приучаются к самостоятельности и ответственности за свои поступки. Они рано становятся взрослыми, и для взрослой жизни их не надо специально готовить. Сознательно отстраняясь от детей, родители готовят их к трудностям взрослой жизни. Уже в 16—17 лет, получив права и аттестат, дети уезжают из родительского дома и живут независимо.

В отличие от социализации понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре. Это происходит в процессе отношений взаимообмена между человеком и его культурой, при которых, с одной стороны, культура определяет основные черты личности человека, а с другой, — человек сам влияет на свою культуру.

Отсюда и содержание процесса инкультурации составляет приобретение следующих знаний и навыков:

• жизнеобеспечение: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего и профессионального образования, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, физические передвижения;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых, сон.

 

Наиболее распространенными формами, описывающими характер взаимодействия индивида и социальной среды в процессе социализации, являются адаптация и интеграция. Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем. Однако адаптивный характер взаимодействия с обществом может быть обусловлен и самой личностью, ее биопсихологическими или социальными ограничениями. Например, недостаточно развитыми волевыми качествами человека или низким уровнем интеллекта, сдерживающими развитие самосознания личности. Интеграция предполагает активное взаимодействие индивида со средой, в которой человек делает сознательный выбор и которую он способен изменять, когда в этом есть необходимость и целесообразность. Как правило, такая форма взаимодействия человека с обществом характерна при демократическом устройстве государства, а также при «открытом» типе личности, ориентированном на соотношение индивидуальных и общесоциальных ценностей в сознании и поведении. В этом случае определяющую роль во взаимодействии с социальной средой играет индивид. В работе «Стадии социализации индивида» видный отечественный психолог Я. Гелинский отмечает, что личность проходит три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Первая стадия охватывает весь период социализации до начала трудовой деятельности и сама подразделяется на раннюю социализацию и стадию обучения. Вторая стадия охватывает весь процесс трудовой деятельности человека до ухода на пенсию. На третью стадию (послетрудовую) существуют различные точки зрения. Сторонники первой точки зрения рассматривают пенсионный статус как завершающий процесс социализации, в результате которого человек осваивает новые для себя социальные роли, связанные со статусом пенсионера, новыми функциями в семье и в социальном окружении. При этом возрастает роль процесса передачи социального опыта, накопленного человеком за свою жизнь, а следовательно, социализация выступает в новых для субъекта формах деятельности и социальной активности. Противники первой точки зрения считают, что после трудовой деятельности идет лишь процесс свертывания социальных функций, а поэтому применение к нему термина социализации бессмысленно. Третья точка зрения – самая крайняя – представляет пенсионный статус человека как этап десоциализации, которая наступает вслед за завершением процесса социализации. С точки зрения общества, социализация предстает как совокупность агентов и институтов, формирующих, направляющих, стимулирующих или ограничивающих становление личности человека.

Беспомощность ребенка, его зависимость от окружения заставляют думать, что процесс социализации происходит с чьей-то посторонней помощью. Так оно и есть. Помощники — это люди и учреждения. Их называют агентами социализации. Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. Институты социализации — учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делятся на первичные и вторичные. Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как первичной. Первичная среда не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по степени значимости. Агенты вторичной социализации — представители администрации школы, университета, предприятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т. д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами — и об этом речь пойдет дальше — в социологии называют формальные организации, официальные учреждения. К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи и родственников, употребляют понятие «агенты». Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Первичная социализация — сфера межличностных отношений, вторичная — сфера социальных отношений. Одно и то же лицо может быть агентом как первичной, так и вторичной социализации. Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они отмечают важнейшие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социального «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни. Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия. Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Принцип, согласно которому развитие личности в течение всей жизни идет по восходящей и строится на основе закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не являются незыблемыми. Ресоциализацией называется усвоение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности — от занятий по исправлению навыков чтения до профессиональной переподготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пытаются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания. Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации. Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитарные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях: изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. п.); постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит; утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и облачение в спецформу); переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной; замена старой обстановки на новую, обезличенную; отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым; утрата свободы действий.

 

Сущность социализации

Первая сторона процесса социализации — усвоение социального опыта — это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для социальной психологии — «со стороны взаимодействия личности и среды».

 

Содержание процесса социализации.

 

 Если исходить из тезиса,  что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание. Каждая из этих сфер должна быть рассмотрена особо. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения социальных связей индивида с внешним миром.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев, 1975. С. 188), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса.

Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности.

Как следствие этого возникает и второй процесс — центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей.

Наконец, третий процесс — это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Если кратко выразить сущность этих преобразований в системе деятельности развивающегося индивида, то можно сказать, что перед нами процесс расширения возможностей индивида именно как субъекта деятельности.

Вторая сфера — общение — рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие.

Наконец, третья сфера социализации — развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я (Кон, 1978. С. 9). В многочисленных экспериментальных исследованиях, в том числе лонгитюдных, установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. С точки зрения  здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

 

Стадии процесса социализации.

 

Первичная и вторичная стадии социализации

 

На протяжении всей своей жизни каждый человек проходит определенные фазы, которые называют стадиями жизненного цикла. Это — детство, юность, зрелость и старость. На каждой стадии жизненного цикла процесс инкультурации характеризуется своими результатами и достижениями. В зависимости от этих достижений обычно выделяют две основные стадии инкультурации — начальную (первичную), охватывающую периоды детства и юности, и взрослую (вторичную), охватывающую два других периода.

Первичная стадия начинается с рождения ребенка и продолжается до окончания подросткового возраста. Она представляет собой процесс воспитания и обучения детей. В этот период дети усваивают важнейшие элементы своей культуры, овладевают ее азбукой, приобретают навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни. Процессы инкультурации реализуются у них в это время в основном в результате целенаправленного воспитания и частично на собственном опыте. По мнению известного американского культурного антрополога Мелвилла Херсковица, ребенок, хотя и не является пассивным элементом инкультурации, но выступает здесь скорее как инструмент, нежели как игрок. Взрослые, применяя систему наказаний и поощрения, ограничивают его возможность выбора или оценки. Кроме того, дети не способны к сознательной оценке норм и правил поведения, они усваивают их некритично. Дети должны выполнять правила того мира, в котором они живут. Это приводит к тому, что они видят мир в черно-белом цвете и не способны на компромиссы.

Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы формирования у детей адекватных знаний и навыков для повседневной жизни. Чаще всего это происходит в форме игры. Игры бывают следующих типов:

• физические, тренирующие и развивающие физическую активность;

• стратегические, тренирующие и развивающие способность прогнозировать возможные результаты любой деятельности и оценивать вероятность этих результатов;

• стохастические, знакомящие ребенка со случайными процессами, удачей (неудачей), неконтролируемыми обстоятельствами, риском;

• ролевые, в ходе которых ребенок осваивает те функции, которые ему придется выполнять в будущем.

В играх развиваются такие личностные свойства, как интеллект, фантазия, воображение, способность к обучению.

Маленькие дети играют в одиночку, не обращая внимания на остальных. Им свойственна уединенная независимая игра. Чуть позже они начинают копировать поведение других детей, не вступая с ними в контакт. Это так называемая параллельная игра. В возрасте около трех лет малыши начинают учиться координировать свое поведение с поведением других детей. Они играют в соответствии со своими желаниями, но учитывают и чужие — объединенная игра. И, наконец, с четырех лет дети способны к совместной игре — координации своих действий и поступков с другими.

Значимое место в процессе первичной инкультурации принадлежит освоению трудовых навыков и формированию ценностного отношения к труду. Также важно, чтобы ребенок научился учиться. Параллельно осваиваются другие ценности, формирующие отношение человека к миру, закладываются основные модели поведения, словом, выстраивается «культурный айсберг». Ребенок на основе своего раннего детского опыта приобретает социально обязательные общекультурные знания и навыки, носящие неспецифичный в профессиональном отношении характер. В этот период их приобретение и практическое освоение становятся ведущими в образе жизни личности. Соответствующими институтами являются детские дошкольные и школьные учреждения. Ребенок проводит там значительную часть своего времени. Можно сказать, что в это время складываются предпосылки трансформации ребенка во взрослого человека, способного к адекватному участию в социокультурной жизни.

Способы первичной инкультурации зависят от того, к какому полу принадлежит воспитатель. Женщина чаще стремится приласкать ребенка, оградить его от холода, действует поощрением, потакает слабостям и капризам. Мужчина испытывает эмоциональный дискомфорт при тесном контакте с ребенком, действует угрозой наказания, прибегает к жестким методам воспитания. Материнская опека и уход за ребенком развивают в нем эмоциональную зависимость от взрослых, несамостоятельность. Отец поощряет силовые и военные игры, развивающие самостоятельность и собственную активность ребенка. Тем самым первичная инкультурация закладывает основы половой идентификации. Мальчики играют в военные игры, а девочки — в куклы. Мальчиков учат быть смелыми, сильными, деловыми, а девочек — мягкими, хозяйственными, заботливыми.

Первичная стадия инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку основным здесь являются воспроизведение уже имеющихся образцов, контроль проникновения в культуру случайных и новых элементов. Разумеется, не следует преувеличивать роль инкультурации в сохранении культурной традиции. Ее результатом может стать как практически полное и безусловное усвоение культуры новым поколением (с небольшими, едва фиксируемыми отличиями между родителями и детьми), так и нарушение культурной преемственности, когда дети вырастают абсолютно непохожими на своих родителей.

Вторичная стадия инкультурации касается уже взрослых людей, так как вхождение человека в культуру не заканчивается с достижением человеком совершеннолетия. Взрослым человек считается, если обладает рядом важных качеств, среди которых:

• достижение необходимой степени физической зрелости организма, как правило, несколько превышающей сформировавшуюся способность к воспроизведению потомства;

• овладение навыками собственного жизнеобеспечения в сферах домашнего хозяйства и общественного разделения труда;

• овладение достаточным объемом культурных знаний и социального опыта через практическую деятельность в составе различных социокультурных групп и знакомство с различными «навыками» культуры (наука, искусство, религия, право, мораль);

• принадлежность к одной из социальных общностей, состоящей из взрослых участников системы разделения труда.

Инкультурация в этот период носит фрагментарный характер и касается только отдельных элементов культуры, появившихся в последнее время. Обычно это какие-либо изобретения и открытия, существенно меняющие жизнь человека, или новые идеи, заимствованные из других культур.

Отличительной особенностью второй стадии инкультурации является развитие способности человека к самостоятельному освоению социокультурного окружения в пределах, установленных в данном обществе. Человек получает возможность комбинировать полученные знания и навыки для решения собственных жизненно важных проблем, расширяется его способность принимать решения, которые могут иметь значимые последствия как для него, так и для других людей. Он приобретает право участвовать в действиях, которые могут привести к значительным социокультурным изменениям. Ведь взрослые способны к сознательной оценке своих и чужих поступков, а также ценностей и норм культуры. Кроме того, они могут идти на компромиссы, в их картине мира появляется серый цвет. Вторая стадия инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, за внесение в нее изменений различного масштаба. Иными словами, индивид может принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой. Он получает доступ к дискуссии и к творчеству.

В этот период основное внимание уделяется профессиональной подготовке. На нее тратится большая часть усилий и времени личности. Необходимые знания и навыки в основном приобретаются в средних специальных и высших учебных заведениях. На этой стадии также большое значение имеет освоение молодыми людьми их нового, взрослого статуса в семье, расширение круга их социальных контактов, осознание ими своего нового положения, накопление собственного жизненного опыта.

В более позднее время, когда человек совершенствует свои профессиональные навыки уже на рабочем месте, инкультурация бывает связана в основном с непосредственными (формальными и неформальными) социокультурными контактами. Кроме того, жизнь взрослого человека невозможна без включенности в целый ряд других социальных групп: семью, компанию друзей, группы по интересам и т.д. В это время человек полностью включен в общественную жизнь, выполняя гражданские обязанности и пользуясь определенными правами. И наконец наступает старость, когда человек выходит на пенсию. У него появляется много свободного времени, часто меняются обстоятельства (дети живут отдельно, умирают друзья и т.п.). Для человека в этот период очень легко утерять смысл жизни, поэтому инкультурация пожилых людей — очень актуальная проблема в современном мире. Инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

 

 Можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество — одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

 

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений — это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность — важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Практическую же сторону обсуждаемого вопроса трудно переоценить: включение трудовой стадии в орбиту проблем социализации приобретает особое значение в современных условиях в связи с идеей непрерывного образования, в том числе образования взрослых. При таком решении вопроса возникают новые возможности для построения междисциплинарных исследований, например, в сотрудничестве с педагогикой, с тем ее разделом, который занимается проблемами трудового воспитания. В последние годы актуализуются исследования по акмеологии, науки о зрелом возрасте.

 

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни — с одной стороны, определенная социальная политика государств — с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

Эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения социального опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов — «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности (Берне, 1976. С. 53; 71—77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Хотя вопрос не получил однозначного решения, в практике отыскиваются различные формы использования активности лиц пожилого возраста. Это также говорит в пользу того, что проблема имеет, по крайней мере, право на обсуждение. Выдвинутая в последние годы в педагогике идея непрерывного образования, включающая в себя образование взрослых, косвенным образом стыкуется в дискуссию о том, целесообразно или нет включение послетрудовой стадии в периодизацию процесса социализации.

Выделение стадий социализации с точки зрения отношения к трудовой деятельности имеет большое значение. Для становления личности небезразлично, через какие социальные группы она входит в социальную среду, как с точки зрения содержания их деятельности, так и с точки зрения уровня их развития. При этом встает ряд вопросов. Имеет ли существенное значение для типа социализации, для ее результата тот факт, что личность преимущественно была включена в группы высокого уровня развития или нет? Имеет ли значение для личности тип конфликтов, с которыми она сталкивалась? Какое воздействие на личность может оказать ее функционирование в незрелых группах, с высоким уровнем сугубо межличностных конфликтов? Какие формы ее социальной активности стимулируются длительным пребыванием в группах с сильно выраженным деятельностным опосредованием межличностных отношений, с богатым опытом построения кооперативного типа взаимодействия в условиях совместной деятельности и, наоборот, с низкими показателями по этим параметрам? Пока этот комплекс проблем не имеет достаточного количества экспериментальных исследований, как, впрочем, и теоретической разработки, что не умаляет его значения.

 

 

Социализация старости.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста»(“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть.Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, - Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие "частичная социализация". Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды - пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕДИАСОЦИАЛИЗАЦИЯ  (Задание для студента. Прочесть лекцию)

 

 

 Рост популярности Интернета, возникновение в нем новых видов деятельности и  форм взаимодействия  свидетельствуют о том, что интернет-пространство стало новой средой социализации личности. Неоднозначность воздействий Интернета на личность проявляется в том, что информационные возможности интернет-среды, перенос активности из реального пространства в виртуальное создают благоприятные условия как для самореализации личности, так и для возникновения отклонений процесса социализации от нормативного вследствие снятия многих табу реального мира в виртуальной среде.

Исследование процессов социализации в виртуальной среде можно условно разделить на три направления: исследование виртуальной социализации, киберсоциализации, медиасоциализации.

 

Исследователи первого направления (С. В. Бондаренко, А. В. Чистяков) предлагают рассматривать виртуальную социализацию как процесс вхождения пользователя Интернета в социокультурную среду локальных сообществ посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, информационной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Данный процесс рассматривается только в локальных сетевых сообществах и не касается вхождения пользователя в интернет-пространство в целом.

Анализ исследований киберсоциализации обнаружил, что акцент сделан на усвоении норм, правил, культуры интернет-среды только при взаимодействии человека с компьютером и другими техническими средствами (В.А. Плешаков, М. В. Угольков). Итак, технические средства первичны, а конструирование личностью своего социального круга в интернет-пространстве имеет вторичное значение. При таком рассмотрении исчезает очень важный аспект взаимодействия человек-человек, в частности, представленность человека в интернет-пространстве.

 

Исследователями третьего направления (А. В. Петрунько, Л. А. Найденова,                         Л. Г. Черная) используется понятие «медиасоциализация», суть которой заключается в приобретении личностью социального опыта преимущественно на основе искусственных медиарепрезентаций, в условиях отсутствия участия в этом процессе социализирующего окружения. Исследователи указывают на агрессивность этой среды в отношении человека. По нашему мнению, Интернет и медиапространство не являются тождественными понятиями, поскольку Интернет в первую очередь предполагает субъектную активность пользователя.

 

В  указанных подходах социализация в интернет-среде или рассматривается частично (виртуальная социализация), или как часть другого типа социализации, в частности, киберсоциализации, медиасоциализации. Поскольку это препятствует целостному рассмотрению данного процесса, существует необходимость введения дефиниции «интернет-социализация», которая бы определяла социализацию личности в интернет-пространстве. Интернет-социализация – это процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры.

 

В интернет-среде личность проявляет свою активность в отношении к действию или поступку с помощью механизма самовыражения. Данный механизм присутствует и в реальном пространстве, однако в интернет-среде он приобретает наибольшую актуальность и становится ведущим [1]. Данный механизм лежит в основе конструирования виртуальной личности пользователем и ее социального пространства. Пользователь представляет себя в интернет-пространстве, устанавливает свои связи с виртуальной средой, выбирает направления деятельности в нем, создает свою историю, выбирает имя. Растет субъектность пользователя, способствует становлению персональной системы личностных смыслов и социальной идентичности личности и расширяет границы социального опыта пользователя. Мы считаем, что вхождение в социальную среду Интернета происходит благодаря механизму включенности, в частности его субъектной составляющей, которая реализуется в активном привлечении личности к Интернету [1].

 

Структура виртуальной социализации осуществлена ​​в социологических исследованиях С. В. Бондаренко, который выделил архетипическую и когнитивно-инструментальную составляющие. Учитывая то, что интернет-пространству присущ мифологический контент, сетевая мифология (Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова,               С. В. Тихонова) есть смысл рассматривать не архетипическую, а мифологическую составляющую интернет-социализации, которая реализуется в формировании представлений и мифов личности относительно Интернета[2].

 

Пользователь может иметь высокий инструментальный уровень, однако не стремиться к созданию своего виртуального образа вследствие отсутствия мотивации к деятельности в интернет-пространстве, что вызывает необходимость рассмотрения мотивационной составляющей интернет-социализации.

 

Таким образом,  процесс интернет-социализации разворачивается по мотивационной, мифологической и инструментальной составляющими. Инструментальная составляющая характеризуется уровнем инструментальной компетентности (умением целенаправленно работать с информацией, скоростью навигации (умение ориентироваться в интернет-пространстве), поисковой стратегию (пассивной, отбора, динамичной). Приобретение  инструментальных навыков может происходить одновременно с развертыванием мифологической и мотивационной составляющих. Мотивационная составляющая интернет-социализации характеризуется тремя группами мотивов: мотивы, присущие реальному и интернет-пространству, например: деловые. познавательные, самореализации, рекреационные и т.д (О. Н. Арестова, Л. Н. Бабанин, А. Е. Войскунский); мотивы, которые сложно удовлетворить за пределами интернет-пространства; мотивы, присущие личности только в интернет-пространстве [3].

 

Мифологическая составляющая характеризуется представлениями личности о роли Интернета в жизни человека и личными мифологемами пользователей. Представления личности о роли Интернета в жизни человека могут быть конструктивными, т.е. такими, которые не мешают входу личности в интернет-пространство, и деструктивными, основанными на социальных мифах об Интернете, в частности, «Интернет – большая  свалка», «Интернет для одиноких», «Через Интернет могут повредить компьютер», «Большинство пользователей Интернета – это  люди с расстроенной психикой», которые препятствуют процессу интернет-социализации личности [2].

 

В отношении этапности процесса интернет-социализации.  По  мнению                            В. А. Плешакова этапность социализации в киберпространстве связана с стадийностью социализации в реальной среде, а именно, определяются особенности киберсоциализации на с трудовым, трудовом и пислятрудовому этапах киберсоциализацииa[]. Определяя необходимость определения этапов интернет-социализации, мы акцентируем внимание на том, что интернет-социализация личности может начаться в любом возрасте и на любом этапе социализации в реальном пространстве, что приводит к необходимости отдельного рассмотрения этапов интернет-социализации личности. Выбрав за основу концепцию социальных представлений С. Московичи, отметим, что интернет-социализация начинается с формирования представлений у человека о роли Интернета в ее жизни еще до первого выхода в интернет-пространство. В ходе последующей интернет-социализации происходит формирование у личности мотивов к пользованию Интернетом, соответствующих представлений, развитие творческого потенциала.

 

Мы  считаем, что интернет-социализация осуществляется в три этапа: доинтернетный, начальный и основной. Доинтернетный этап интернет-социализации связан с получением человеком информации об интернет-среде, способствующей формированию его представлений о роли Интернета. Нормативная интернет-социализация на данном этапе предусматривает наличие конструктивных представлений о роли Интернета в жизни человека, которые в дальнейшем способствуют формированию социально одобренных мотивов личности к вхождению в интернет-среду и стремлению к повышению инструментальной компетентности.

 

На начальном этапе интернет-социализации пользователь достаточно мотивирован для того, чтобы повысить собственную инструментальную компетентность, у него возникают мотивы в пределах коммуникативных, деловых, рекреационных и игровых, познавательных (А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова), которые легче удовлетворить в интернет-пространстве чем в реальной среде; представление о роли Интернета в жизни человека могут меняться. Пользователь на этом этапе выступает лишь потребителем информации, развлечений, услуг, которые предоставляются в интернет-пространстве. Нормативность интернет-социализации на начальном этапе определяется сочетанием конструктивных представлений о роли Интернета, сформированных на предыдущем этапе; социально одобренных потребительских мотивов и достаточной для реализации этих мотивов инструментальной компетентностью.

 

Основной этап интернет-социализации связан с тем, что человек выступает не только потребителем, но и производителем информации, развлечений, услуг. В рамках уже существующих мотивов у пользователя возникают новые мотивы, требующие творческой формы реализации, повышается его инструментальная компетентность. Нормативная интернет-социализация, с нашей точки зрения, на этом этапе предполагает наличие конструктивных представлений об Интернете, социально одобряемые потребительские и творческие мотивы, средний и высокий уровень инструментальной компетентности. По нашему мнению, возникновение творческих мотивов связано на этом этапе интернет-социализации с повышением творческого потенциала личности.

 

На основном этапе интернет-социализации у пользователя формируется виртуальная личность. Исследователи выделяют три возможных вида виртуальной личности: конгруэнтный (виртуальная личность соответствует реальной); неконгруэнтный (присутствуют как реальные так и вымышленные характеристики); вымышленный (не имеет ничего общего с реальной личностью) (К. А. Черняева, К. Янг). Мы согласны с выводами              Е. А. Горного о том, что виртуальная личность является объектом, который имеет характеристики субъекта.

 

Учитывая безусловную значимость исследований презентации пользователя в интернет-пространстве с помощью виртуального образа (Е. П. Белинская, Е. А. Горный,                 И. Гофман, Н. В. Чудова), определим, что эти исследования не дают полного представления о виртуальной личности, рассматривая лишь какой-то одну ее сторону: гендерную специфику, связь с реальным поведением и т.п.. Важным в этих исследованиях является акцентирование внимания на возможности одновременного существования нескольких виртуальных образов. Мы склонны считать, что возникновение виртуальной личности происходит вследствие мотивации репликации себя в новых образах и потребности прожить не одну жизнь, а несколько. Возникают эффекты множественности – человек  может быть одновременно во многих местах, иметь разные образы, создавая при этом различные виртуальные личности. Такая точка зрения позволяет рассматривать виртуальную личность как таковую, которая не только имеет собственную активность, но и инициирует активность пользователя, выводит ее за пределы объекта. Учитывая то, что человек в сети Интернет имеет многовариантный выбор для конструирования не только личного пространства, но и самого себя, мы определяем виртуальную личность как желаемый образ субъекта, не имеющий физической представленности, но представляющий собой самопрезентацию личности в интернет-пространстве, с помощью которой он устанавливает свои связи с виртуальной средой и распространяет свой ​​социальный опыт. Признаками виртуальной личности, по нашему мнению, выступают: приоритеты виртуала над реалом, стремление к репликации образа в Интернете или воплощение в роль, ощущение принадлежности к сетевой субкультуре [4].

 

 Интернет-социализация разворачивается по трем составляющим: мифологической, мотивационной, инструментальной. Влияние каждой составляющей на интернет-социализацию способствует формированию представлений о роли Интернета в жизни человека, новых потребностей и мотивов или новых форм удовлетворения уже существующих, что отражается на уровне общей сетевой культуры пользователей и влияет на расширение социального опыта личности. Каждому этапу интернет-социализации присущи определенные уровни развития этих составляющих.

 

Расширению социального опыта личности в ходе интернет-социализации способствуют когнитивные установки, мирообразы, сакральность личности, которые являются основой мировоззрения (Д. А. Леонтьев, К. Ясперс). Изменение пространственно-временных представлений, возможность обратимости времени находятся в основе изменений когнитивных установок (С.Л. Катречко). Возможность виртуальной смерти и нового виртуального рождения приводят к изменению представления пользователя о ценности человеческой жизни. Возникновение нового интернационального интернет-языка, заимствования иностранных слов, введение эмотиконы приводят к унификации языковой картины мира, и влияют на мировоззрение личности. Единое языковое и ценностное пространство вызывает явление синхронии: пользователи, которые находятся в одном пространстве, начинают мыслить и действовать подобно.

 

Таким образом, интернет-социализация может быть определена как процесс расширения социального опыта личности в социально-культурном пространстве Интернета, благодаря поэтапному развертыванию инструментальной, мотивационной и мифологической составляющих данного процесса, ведущего к конструированию социального пространства субъектом, а в отдельных случаях к формированию виртуальной личности.

 

Выводы.

 

1. Интернет-социализация – это  процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который является частью процесса социализации личности в целом. Социализационные воздействия на личность со стороны интернет-среды в соотношении с влияниями других институтов социализации могут быть сбалансированными, что способствует формированию новых форм взаимодействия субъектов в среде Интернета; отсутствующими  или доминирующими, что может привести к отклонениям в становлении личности пользователей.

 

2. Процесс интернет-социализации имеет свои составляющие, структуру и разворачивается по этапам, которым соответствуют определенные уровни реализации составляющих.

 

3. Психологические особенности интернет-социализации влияют на расширение социального опыта личности пользователей и направляют процесс их социализации в интернет-среде по нормативному или девиантным направлениям, что возможно на каждом этапе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭУМК УМК

Похожие публикации


Социология личности как специальная социологическая теория

29-09-2018 Лекции
Представлена специфика социологической теории, рассматривающей в качестве объекта исследования личность. Рассматривается социальная сущность личности.
ЭУМК УМК
подробнее

Структура личности в социологии

29-09-2018 Лекции
Рассматривается социологический подход к проблеме определения компонентов личности: природного, социального и культурного
ЭУМК УМК
подробнее