Новости События Общее

Социальное самочувствие и самосохранительное поведение личности

29-09-2018 Лекции
Рассматриваются социологические концепции социального самочувствия и самосохранительного поведения личности. Раскрыты социологические модели данных социальных феноменов. Представлен эмпирический анализ типологии молодежи по показателям социального самочувствия и самосохранительного поведения

Лекция 10: СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ И САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

Введение

 

Актуализация исследований социального самочувствия населения и различных его категорий началась в 80-90-е годы 20-го столетия в связи с необходимостью диагностирования социально-экономической, политической и духовной ситуации в стране. В данном аспекте социальное самочувствие рассматривалось в качестве показателя благополучия общества. Традиционно состояние общества как страны-государства оценивалось по некоторым объективным показателям (казны, сбора зерна, домашнего скота и пр.). С появлением статистики (А. Кетле) сбор таких данных был поставлен на научную основу. Однако статистика не обладает возможностью фиксировать субъективные показатели: восприятие людьми своего положения в обществе, оценки и тенденции его развития и др. Такую информацию можно получить от самих респондентов, используя социологические методы. Социальное самочувствие – один из наиболее чувствительных индикаторов, отражающий как индивидуальный жизненный тонус, так и состояние конкретного социума.

Интерес к проблематике социального самочувствия проявляется не только со стороны исследователей – социологов, психологов, экономистов, философов и политологов. Данное понятие широко используется в сфере государственного управления. Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко справедливо отметил, что самочувствие граждан определяется образом и качеством жизни, а также тем, насколько им комфортно в обществе и государстве, в котором они живут и работают, а от этого зависит и стабильность самого государства. По его словам, социальное самочувствие предопределяется развитием тех сфер, которые формируют среду жизнедеятельности человека, — трудовая занятость, уровень оплаты труда и иные социальные гарантии. Они затрагивают каждого человека и все общество в целом.

«Социологи говорят, - подчеркнул Президент Беларуси, - что счастливое общество состоит из счастливых людей» [1] А счастье – это и есть высший уровень позитивного социального самочувствия. В одной из своих статей В.В. Путин пишет: «Не менее значимая проблема – квалификация и социальное самочувствие рабочих, тех, кто является становым хребтом нашей экономики» [2]. Предложенный комплекс мер по решению данной проблемы, направленный на повышение квалификации и на улучшение самочувствия рабочих, предполагает социологическое сопровождение их реализации, в частности, разработку методического инструментария для измерения  самочувствия, проведения мониторинга и прогнозирование тенденций изменения.

Позитивное социальное самочувствие определяется общей констелляцией факторов-условий, формирующих благоприятную атмосферу в обществе: динамичностью темпов социально-экономического и культурного роста, тенденциями эффективного инновационного развития, кумулятивным повышением социального капитала (доверия, солидарности и др.) и уровня человеческого развития. Все это объективно выражается в положительных, в целом, изменениях, несмотря даже на временные колебания показателей материального благосостояния и качества жизни. А на субъективном уровне – удовлетворенности жизнью во всех измерениях, оптимизмом, перспективностью, утвердительными ответами на вопрос о счастье.

Что же касается негативных проявлений социального самочувствия, то они могут вызываться не только реальным ухудшением социально-экономической ситуации, но и антиципацией (предвосхищением) возможных рисков (опасений) от природных, техногенных, внешнеполитических катаклизмов, апокалиптических представлений, потерей ценностных опор массового сознания. В современном мире, как показывает международный опыт, в том числе и ряда стран ЕС, на первое место среди деформирующих социальное самочувствие факторов, выходит дефицит доверия, особенно, к финансовым институтам.  Возникающее при этом рассогласование между ожиданиями тех или иных категорий населения и действиями органов власти, соответствующих институтов выливается в массовые протестные акции.

Чем благоприятнее, выше уровень социального самочувствия, тем больше вероятность того, что в данном социуме (регионе, трудовом коллективе, семье) будет порядок. Учет социального самочувствия необходим и на уровне регионов, трудовых коллективов, семьи. Особое значение приобретает изучение социального самочувствия молодежи с точки зрения нахождения путей позитивного влияния на те факторы-условия, которые повышают уровень социального самочувствия данной когорты. Молодежь является наиболее активной, но вместе с тем и уязвимой категорией населения; как никакой другой возрастной группе, ей свойственны максимализм, стремление «жить своим умом», т.е. не воспроизводить имеющиеся («прошлые») паттерны отношений, вкусы, нормы и ценности, а создавать свое, оригинальное, - иногда даже вопреки здравому смыслу. При этом такой аксиологический «вопрекизм» по отношению к родительским (в широком смысле слова – всех учителей и наставников)  заветам и правилам странным образом уживается с жестким конформизмом внутри своей малой группы, кампании и всей когорты.   Подобная разнонаправленность ценностного сознания делает молодежь одновременно и отзывчивой на высокие общественные призывы, и легко поддающейся манипулятивным технологиям. При определенных условиях второе направление способно воплотиться в реальные протестные действия в силу недостатка жизненной мудрости, присущей старшему поколению. Каждый десятый молодой респондент допускает свое участие в акциях протеста в случае неблагоприятных обстоятельств; каждый пятый в защиту своих прав в подобной ситуации готов использовать разные, в том числе и крайние средства.         

    Социальный заказ на изучение социального самочувствия молодежи отражает новые реалии и многообразные общественные потребности. Во-первых, во всех «имманентных флуктуациях» (П. Сорокин), т.е. волнениях и беспорядках начала нынешнего века ставку их организаторы делают, прежде всего, на молодежь. «Цветные революции» в ряде постсоветских стран», бунты мигрантов и движения антиглобалистов, «зеленых» (Гринпис) и др. на Западе, «сетевая мобилизация» в государствах Магриба, Ближнего Востока – все это новые технологии вовлечения молодых людей в противоправные действия. К сожалению, и в Беларуси в известном митинге-шествии 19 декабря 2010 г., спровоцированном пятью экс-кандидатами в Президенты, не обошлось без участия молодежи. Тем самым актуализируется задача выработки  у молодежи иммунитета к разного рода манипулятивным воздействиям путем перестройки информационно-разъяснительной работы с учетом социопсихического состояния тех или иных категорий современной молодежной когорты.

Во-вторых, возрастает потребность в усилении профилактики девиантности, аномийных расстройств, выявления социальных и психологических источников контркультурных проявлений в молодежной среде, таких как «анархисты», «эмо», «готы», «панки», «сатанисты» и др.

В-третьих, молодежь, особенно переходных возрастов, нуждается не только в социальной защите и реализации прав на образование, трудоустройство, перемещение и т.д., но и в социальной и психологической поддержке терапевтической направленности, в связи с аномийными расстройствами, депрессиями, неврозами и другими неблагоприятными формами самочувствия. Терапевтическая работа может быть только индивидуальной, и она не должна сводиться к телефону доверия. Социологические исследования позволяют, сохраняя анонимность для других, персонифицировать данные для работников социальных и психотерапевтических служб. 

В 2009 г. современную Беларусь, как и большинство стран мира, затронул мировой финансово-экономический кризис, перед лицом которого молодежь  оказалась самой уязвимой категорией. Наше исследование показало, что первую волну кризиса остро ощутили на себе 24,1 молодежи, 18,2 среднего поколения, 8,6% старшего поколения. Многие исследователи отмечают, что в современном мире особое значение приобретают умонастроения, социальное самочувствие молодежи, ее самоощущение в трансформирующихся социально-экономических, политико-правовых, культурно-идеологических условиях.

Особую актуальность социологическим исследованиям данного феномена придает то, что они позволяют проникать во внутренний мир молодежи, закрытый для статистики, экономических, психолого-педагогических и других методов, а значит, понять ценностные диспозиции и ожидания, предпочтения и предрасположенности, своевременно заметить аномийные расстройства, различные формы девиантности и делинквентности (правонарушений) и пр. Эмпирический анализ, выявляя различия разных отрядов молодежи по показателям социального самочувствия, предотвращает серьезную ошибку обыденного сознания старших возрастов, а именно, неоправданную генерализацию, т.е. перенос замеченных локальных недостатков на всю когорту.

Отметим также, что в отечественной социогуманитарной литературе тема самочувствия молодежи затрагивается лишь попутно, специальных работ пока нет.

 

1.1 Генезис научных представлений о социальном самочувствии

 

В истории социогуманитарной мысли выделяется своей значимостью и вместе с тем загадочностью тот период, который известный немецкий философ К. Ясперс (1883-1969) назвал «осевым временем». Ось мирового развития была создана благодаря качественным духовным сдвигам в разных регионах земли, произведенным однонаправленными (синергетическими) усилиями первых греческих мудрецов, иудейских пророков в Палестине, основателями религиозных учений Заратустрой в Персии, Буддой в Индии, Конфуцием в Китае. Ясперс считал, что именно в этот сравнительно небольшой по историческим меркам период (400 лет) были заложены основы современной цивилизации Востока и Запада, установлена векторная (перспективная) связь времен, определены общечеловеческие заветы сосуществования, закодированные в эзотерической форме смыслов.

Не входя в полемику, отметим, что, на наш взгляд, главное достижение «Осевого времени» в том, что было положено начало формированию терминологического аппарата восприятия и понимания субъективной реальности, путем категоризации слов повседневного языка, таких как чувства, эмоции, настроения, самочувствие и т.д. При этом, в отличие от художественной литературы, - включая мемуарные, исповедальные, лирические и другие жанры, - которая все больше сосредотачивалась на личностном внутреннем мире героев, здесь эти термины призваны отражать единство индивида и социума, с акцентированием  того положения, что вне общества индивидуальная жизнь невозможна.

Китайская традиция здесь наиболее четко выражена Конфуцием (551- 478 до н.э.). Он писал: «Чтобы государство было крепким, нужно 1) чтобы было благоустройство во всем народе. Для того чтобы было благоустройство во всем народе, нужно 2) чтобы было благоустройство в семье. Для того чтобы было благоустройство в семье, нужно 3) чтобы было благоустройство в самом себе. Для того чтобы было благоустройство в самом себе, нужно 4) чтобы сердце было чисто, исправлено. Для того чтобы сердце было чисто, исправлено, нужна 5) правдивость, сознательность мысли. Для того чтобы была сознательность мысли, нужна 6) высшая степень знания. Для того чтобы была высшая степень знания, нужно 7) изучение самого себя» [3, с.952].

 Как видим, Конфуций учит знать себя, т.е. понимать и регулировать свое самочувствие. Причем не для какой-либо выгоды или по чисто эгоистическим соображениям, а для того, чтобы, поднимаясь от ступеньки к ступеньке, внести, в конечном счете, свой вклад в общее благо – укрепление своего государства.

Социальное самочувствие является весьма многогранной категорией, поскольку соприкасается с такими понятиями как жизненное благополучие, душевный комфорт, удовлетворенность жизнью, общественное настроение и, конечно же, счастье.

Более того, в предмете нашего изучения, в социальном самочувствии, проявляется его междисциплинарный характер, поскольку вопросы, затрагивающие различные его (социального самочувствия) аспекты, рассматриваются не только в социологической, но и в философской, психологической, исторической, экономической, политологической и художественной плоскостях.

 

В июне 1972 года академик А.Д. Сахаров в записке Брежневу выделил ряд направлений, по которым, с его тоски зрения, требуются «неотложные государственные реформы и усилия по развитию общественного сознания». Методологической предпосылкой таких предложений называется следующее положение: «Счастье людей, в частности, обеспечено их свободой в труде, в потреблении, в личной жизни, в образовании, в культурных и общественных проявлениях, свободой убеждений и совести, свободой информационного обмена и передвижения [4, с. 23-24].

Об этом, кстати, рассуждал в своем выступлении в Гарварде А. И. Солженицын: по теории граждане современных западных стран должны быть счастливыми, поскольку получили желанную свободу и такое количество и качество физических благ, которое им необходимо. Однако здесь упущена психологическая сторона вопроса, состоящая в том, что людям свойственно постоянное желание иметь еще больше и лучше «и напряженная борьба за это запечатлевается на многих западных лицах озабоченностью и даже угнетением» [5]. Человек настолько поглощен и озабочен еще большими «приобретениями», что совсем забыл о духовной своей эволюции.

Нужно отметить, что в нашей литературе социологическое начало теоретического изучения социального самочувствия было положено, прежде всего, Б.Д. Парыгиным, рассматривавшим категорию весьма близкую по смыслу изучаемой - «общественное настроение». В 1966 г. появилась работа, посвященная именно данному феномену, поэтому на первых порах изучение социального самочувствия носило скорее латентный характер, сквозь призму социального настроения, которое в широком плане определялось автором «как эмоциональное состояние, так и общий настрой, направленность, ориентация всех проявлений психики индивида и социальной группы».

О счастье как вершине позитивного самочувствия писал Э. Фромм. «Счастье, - по его словам, - это состояние напряженной внутренней работы и ощущение возрастания жизненной энергии, которое происходит при продуктивном отношении к миру и самим себе. Это переживание полноты бытия, а не пустоты, которую нужно заполнить» [18, с. 223]. Антиподами счастья являются не бедность, не недостаток денег или некоторых материальных благ, а подавленность, отчужденность и скука.

Отметим, что у каждого человека, как правило, есть некоторые представления о комфортном для него психологическом состоянии: у одних – это радость общения, у других – достижение трудной цели, у третьих – эйфория победы, у четвертых – пляжная нега и т.д., вплоть до искусственного кайфа или нирваны. «…Одни находят удовольствие в выпивке, в обогащении, славе, в оскорблении людей, а другие находят его в том, чтоб любить, делиться с друзьями тем, что имеют, мыслить, рисовать» [19, c.58].

В работе «Социальное настроение» российские социологи Ж.Т. Тощенко, С.В. Харченко рассматривали социальное самочувствие как  исходный уровень более широкого понятия - социального настроения. Социальное настроение - многоуровневое образование, фундаментом которого является социальное самочувствие, а результирующими критериями последнего в данном случае выступают потребность в самосохранении себя как члена социальной общности в целом и социального существа в частности; оценка уровня и степени благополучия ближайшей микросреды; состояние признания и одобрения личности со стороны членов группы.

Следовательно, социальное самочувствие присуще как индивиду, так и различного уровня общностям и обществу в целом, в котором осуществляется синтез индивидуальных самочувствий по принципу доминирования наиболее распространенных его свойств. Социальное самочувствие определяется как социологическая категория, характеризующая состояние массового сознания с точки зрения типичных для всего населения, отдельных групп и категорий форм восприятия и оценок условий бытия социума, удовлетворенности жизнью и перспектив ее улучшения, складывающихся под влиянием жизнестойкости  и оптимизма, и обусловливающее активность его носителей.

 Отход от психологизма в трактовке социального самочувствия обусловлен тем, что в психологии самочувствие понимается как результат субъективного измерения индивидом своего психофизиологического состояния и сводится к реактивному образованию исключительно эмоциональной природы.

В рамках социологического подхода социальное самочувствие рассматривается в качестве социально-психологического образования, и акцентируется, прежде всего, его социальное содержание. Социальное самочувствие субъекта, основываясь на саморефлексии взаимодействия с социальной средой, выражает, с одной стороны, определенное отношение к различным аспектам собственной жизнедеятельности и является показателем адаптационных и креативных возможностей субъекта в изменяющихся условиях.

С другой стороны, социальное самочувствие выполняет индикаторную и символическую функции и тем самым является человеческим измерением состояния общества, видением перспектив его изменения, а также адекватным способом презентации «себя» для «других» в символической форме. Социальное самочувствие выступает в качестве импрессионистского символа, который используется людьми в целях коллективной презентации, рекламы или демонстрации хорошей работы, успешности в делах, и др.

Социальное самочувствие предполагает в качестве своего носителя не только индивида, но и различного уровня общности и рассматривается в качестве надиндивидуального, коллективного и группового образования, наиболее распространенные и типичные черты которого проявляются и на индивидуальном уровне согласно диалектике общего и единичного. Социальное самочувствие носит эмерджентный характер в том смысле, что оно «рождается» и становится фактом общественного сознания в процессе восприятия и оценок состояния социума и собственной жизни с точки зрения удовлетворенности жизнью, настроения, индивидуального самочувствия, жизненного благополучия, жизнестойкости и оптимизма, обусловливающее активность его носителей. Праксиологический смысл социального самочувствия состоит в том, что в совокупности его (социального самочувствия) субъективные показатели определяют предрасположенность индивида к соответствующим формам активности.

 

 «Социологическая модель социального самочувствия»

Социологическая модель социального самочувствия представляет собой систему элементов, находящихся в определенных взаимоотношениях, изучение которых является средством получения информации о социальном самочувствии, и выступающая как упрощённое его представление в качестве социально-психологического образования и/или протекающих в нём процессов и способов его формирования.

Разработанная модель отражает: 1) структуру социального самочувствия, состоящую из четырех компонентов – когнитивного, эмотивного, конативного (поведенческого) и эвалюативного (оценочного); 2) связи и взаимозависимости компонентов; 3) центрирующую роль эвалюативного компонента; 4) динамический характер, обусловленный как личностным ростом субъекта, так и изменяющимися условиями жизни; 5) результирующий характер конативного компонента; 6) внутренние и внешние механизмы его формирования. Важно учитывать, что воздействие на социальное самочувствие не может быть прямым, в силу интерсубъектности (закрытости) внутреннего мира человека. Эффективным может быть только опосредованное влияние – как через внешние, так и через внутренние механизмы, формирующиеся в зависимости от объективных и субъективных факторов.

 

Поскольку в социальном самочувствии отражаются субъективные оценки личного и общественного благополучия, его структура дополняется эвалюативным компонентом. Эвалюативный компонент относительно трех других выполняет системообразующую функцию и находится внутри трехмерного пространства социального самочувствия.

 

Эвалюативный компонент отображается на каждой из трех плоскостей в виде проекций интернализованных личностью в процессе ее социализации рационализированных представлений о благополучной жизни, системы жизненных ценностей, а также социально-психологических качеств. Взаимозависимость компонентов, составляющих модель социального самочувствия, состоит в том, что именно эвалюативный компонент обусловливает определенный выбор оценок субъектом на эмотивном и когнитивном уровнях, а также его стратегические предпочтения на конативном и, тем самым, выступает в качестве центрального, основного его звена.

Понятие «эвалюативный» использовал американский социолог, автор функциональной теории социального действия и социальных систем Т. Парсонс в модели ценностных ориентаций, где один из модусов автор теории назвал эвалюативным (от фр. Evaluation – оценка, исчисление, взвешивание). Он представляет собой синтез двух первых модусов – когнитивного и катектического, - а тем самым устанавливает стандарты «с точки зрения которых рассматриваются более частные оценки».

 

Автор, безусловно, хотел придать особый категориальный статус данному термину и отделить его от обыденных значений слова «оценивание» и его производных. Эвалюативный модус можно назвать двойным оцениванием, поскольку он вводит критерии когнитивных и катектических оценок объектов ситуации, т.е. объясняет мотивы их выбора.

В представленной модели эвалюативный компонент обусловливает определенный выбор оценок субъектом на эмотивном и когнитивном уровнях социального самочувствия, а также его стратегические предпочтения на конативном уровне и, тем самым, выступает в качестве центрального, основного его звена.

«Методика социологического исследования социального самочувствия»

Каждый из компонентов социального самочувствия представлен на эмпирическом уровне определенными взаимодополнительными индикаторами, что позволило создать методический инструментарий их измерения. Данная методика строится на следующих общеметодологических принципах:

1) междисциплинарности (социальное самочувствие синтезирует социальное и психологическое начала, следовательно, вводятся индикаторы, фиксирующие эмоциональное состояние субъекта, так и положения дел в разных сферах общества);

2) комплексности и взаимообусловленности (компоненты социального самочувствия находятся в определенных отношениях взаимозависимости и взаимообусловленности); 

3) социальной детерминации (имеется в виду социальное содержание самочувствия, т.е. то, что взято и усвоено из общества: либо спонтанно, либо в процессе целенаправленного формирующего воздействия институтов социализации).

Целью методики является изучение особенностей восприятия и оценок молодежи личного и общественного благополучия, перспектив его улучшения и выявления основных форм социальной активности молодежи в изменяющихся общественных условиях. Поскольку, согласно социологической модели, к когнитивному компоненту социального самочувствия относятся представления субъекта о состоянии общества, основывающиеся на информированности и знаниях о сложившейся ситуации в разных сферах социума, которые обуславливают оценку благополучия общества и собственной жизни, его индикаторами являются оценки 1) экономической ситуации в стране; 2) материального благополучия семьи; 3) наиболее актуальных проблем, характерных для белорусского социума. Эмотивный компонент представляет собой эмоциональные оценки жизненной ситуации, выраженные в 1) удовлетворенности жизнью, 2) настроении и 3) индивидуальном самочувствии. Конативный компонент предполагает субъективную готовность и настроенность субъекта на выбор тех или иных форм социальной активности и на эмпирическом уровне исследуется 1) выбором жизненных стратегий и 2) готовностью отстаивания своих прав и интересов. Использование данных индикаторов, презентирующих конативный компонент, отражает поведенческие ориентации молодежи в ситуации общественных изменений, а также степень, формы социальной активности, и уровень протестного потенциала в молодежной среде. В эвалюативном компоненте проявляются социальные качества и жизненные приоритеты молодежи, формирующиеся под воздействием общественных институтов в процессе социализации, которые (составляющие данного элемента) в свою очередь оказывают влияние на восприятие и оценки молодежью общественного и личного благополучия. Индикаторы эвалюативного компонента представлены: 1) жизненным терпением; 2) социальным оптимизмом; 3) критериями удовлетворенности жизнью.

Результаты исследования

Эмпирический анализ социального самочувствия молодежи позволил сделать вывод,  что наиболее распространенным типом социального самочувствия среди белорусской молодежи является противоречивый тип.

 

 На первом этапе мы использовали факторный анализ, который объединил схожие по смыслу показатели социального самочувствия в две категории. В первую вошли оценки экономического положения страны и семьи, оценки личного и общественного оптимизма, самооценки жизнестойкости. Т.е. это те признаки, которые характеризуют когнитивную и эвалюативную сферы социального самочувствия.

Вторую - составили показатели, презентирующие эмотивный компонент социального самочувствия – оценки удовлетворенности жизнью, настроения, жизненного тонуса.

На втором этапе исследования мы применили кластерный анализ, который по двум выделенным факторам  распределил респондентов следующим образом в зависимости от выбора оценок показателей социального самочувствия по следующим группам.

В первую группу вошли опрошенные с положительными оценками восьми показателей социального самочувствия, т.е. обладающие позитивным типом социального самочувствия..

Данный тип социального самочувствия мы назвали позитивным. К данному типу относятся те, кто находится в нормальном и ровном настроении, оценивает свое индивидуальное самоощущение как хорошее; удовлетворен собственной жизнью и положительно характеризует экономическое положение страны и семьи; считает, что в сложившейся жизненной ситуации все не так уж плохо, жить трудно, но можно терпеть; с оптимизмом воспринимает собственное будущее и полагает, что материальное благополучие через некоторое время улучшится.

В группу два вошли респонденты с отрицательными оценками показателей. Каждый восьмой опрошенный – носитель негативного типа социального самочувствия. Это те респонденты, которые имеют двойные минусы («--»), т.к. оказались в области отрицательных значений показателей по двум выделенным факторам. Негативный тип характеризуется следующими особенностями: наличием тревожных и напряженных состояний, присутствием плохого индивидуального жизненного тонуса и неудовлетворенности жизнью; негативным восприятием материального благополучия страны и семьи, пессимистичным прогнозом собственного будущего и будущего Беларуси в области экономического положения, низким уровнем жизненного терпения.

Группу три и четыре составили респонденты со смешанными оценками показателей социального самочувствия. Данный тип социального самочувствия мы назвали противоречивым. Он состоит из двух подтипов. Первый подтип включает респондентов с «+» по эмотивному и с «-» по когнитивно-эвалюативному компонентам («+-»). Обозначим его как эмоционально-стабильный тип. К нему относятся те опрошенные, настроение, самоощущение и удовлетворенность жизнью которых характеризуется положительными значениями, несмотря на то, что оценки материального положения страны и семьи, терпения и оптимизма находятся в отрицательной области. С другой стороны, это можно объяснить и тем, что в эмоциональной сфере таких «противоречивых» респондентов (их 28,1%) выработался «иммунитет» к различного рода внешним угрозам; кто, несмотря на экономический кризис и плохие прогнозы все же не унывает и не опускает руки, а стойко переносит жизненные невзгоды и не падает духом. Второй подтип – эмоционально-напряженный - собрал опрошенных с «-» по эмотивному и с «+» по когнитивно-эвалюативному факторам («-+»). К нему относятся 24,8% респондентов, для которых характерны положительное восприятие ситуации в стране и материального благосостояния семьи, а также позитивные оценки перспектив их изменения через некоторое время. Однако, при всем «позитиве» и оптимизме, каждый четвертый опрошенный находится в напряженном состоянии, испытывает определенные опасения, тревожится, не удовлетворен собственной жизнью и характеризуется плохим самочувствием.

 

 

Похожие публикации


Социология личности как специальная социологическая теория

29-09-2018 Лекции
Представлена специфика социологической теории, рассматривающей в качестве объекта исследования личность. Рассматривается социальная сущность личности.
ЭУМК УМК
подробнее

Структура личности в социологии

29-09-2018 Лекции
Рассматривается социологический подход к проблеме определения компонентов личности: природного, социального и культурного
ЭУМК УМК
подробнее