Новости События Общее

Олифирович, Н.И., Хломов, Д.Н. Проработка ранней травматизации в гештальт-терапии

03-03-2020 Публикации
Статья посвящена описанию возможностей гештальт-терапии в работе с ранними травмами. Приведены базовые потребности, нарушение которых в раннем возрасте ведёт к формированию дезадаптиых паттернов поведения.

Проработка ранней травматизации в гештальт-терапии

Н. И. Олифирович

Денис Н. Хломов

 

Современная гештальт-терапия – интенсивно развивающееся направление, подверженное, как и остальная психотерапия, процессам дифференциации и интеграции. С одной стороны, в поле гештальт-терапии идет развитие собственной уникальной теоретической базы, уточнение терминологии, усложнение концептуализаций, с другой – прослеживается интериоризация идей и объяснительных моментов из других направлений, а также поиск сходных моделей.

В данной статье мы пойдем по пути сравнительного анализа и феноменологического наполнения гештальт-понятий.  Авторы теории гештальт-терапии Ф. Перлз и П. Гудмен для описания Self ввели понятие «природа человека-животного», т.е. они отмечают, что природе человека свойственно столько же биологических, сколько социальных и культурных факторов. Отметим, что одна из наиболее используемых сегодня в научной и практической психологии и психотерапии – это биопсихосоциальная модель, базирующаяся на идее, что в развитии расстройства, болезни или проблемы у любого из нас важную роль играют  и биологические (анатомические, физиологические, генетические, биохимические), и психологические (чувства, мысли, поведение), и социальные (семья, культура, экономика) факторы.  Дж. Энджел, автор модели, считал,  что для понимания причины возникновения болезни и  построения адекватного лечения нужно учитывать биологические, психологические и социальные аспекты. Дж. Энджел, как и ранее Ф. Перлз,  выдвинул холистическую модель, альтернативную общепринятым в то время  аналитическим и редукционистским методам, которая сочетала в себе контекстуальность, системность и  междисциплинарность [5]. И Перлз, и Энджел выдвигали свою идеологию в попытке противодействовать жесткой структурированности психоанализа, дегуманизации медицины и бесправности клиентов / пациентов. Их идеи позволили по-новому увидеть человека, его потенциал, позволяли использовать сострадание, эмпатию и симпатию к тем, кто обращался за медицинской, психотерапевтической и психологической помощью. Целостный, холистический подход развивал С. Гингер. Предложенная им «Пентаграмма Гингера» позволяет описать каждый феномен с позиции пяти разных полюсов:

  • рационального, когнитивного («голова»);
  • эмоционального, отношенческого, аффективного («сердце»);
  • социального, организационного («другие люди»);
  • физического, материального («тело»);
  • духовного, идеологического, метафизического («мир») [1].

Очевидно, что именно гештальт-терапия намного опередила другие направления, предлагая холистический подход в психотерапевтической практике. В связи с этим долгое время гештальт-терапия отказывалась от классификаций и описаний, стремясь удержаться в целостности восприятия клиента и уходя от редукционизма интерпретаций многогранного и сложного человеческого поведения. Однако на сегодняшний день дефицит концептуализаций ведет к различного рода заимствованиям объяснительных моделей из других направлений. В то же время в гештальт-подходе есть свои прекрасные идеи, развитие которых позволяет наполнить содержанием и смыслом многие феномены контакта.

Речь идет прежде всего о конструктах «острая ситуация сильной интенсивности» и «хроническая ситуация слабой интенсивности». Данные конструкты позволяют описать формирование различного рода проблем и расстройств зрелой личности. Острая ситуация сильной интенсивности – это ситуация, когда организму не хватает ресурсов и он использует одну из двух основных стратегий выживания: борьбу или бегство. В жизни каждого из нас есть сензитивные периоды, когда тот или иной выбор носит экзистенциальный характер. Если, впервые появляясь в раннем возрасте, какая-то проблема не может быть решена конструктивным способом, то травматический опыт закрепляется и воспроизводится вновь и вновь в ситуациях, которые человек «считывает» как аналогичные. Известные эксперименты с собаками, которых били электрическим током, показали, что проявленная реакция избегания была очень сильной, и что в будущем даже в безопасных условиях она продолжала проявляться, несмотря на отсутствие опасности. Взрослые люди ведут себя очень сходным образом: появившись в раннем возрасте, в момент острой для ребенка ситуации, привычная реакция борьбы-бегства закрепляется, и терапевту нужно приложить много усилий, чтобы, несмотря на ригидность и сопротивление, человек смог изменить привычные способы поведения. Таким образом, любая проблема, любой конфликт имеет сложный характер и должен рассматриваться с учетом взаимодействия всех влияющих на человека факторов, то есть через призму холистического подхода [4].

В данной статье мы хотели бы предложить классификацию острых ситуаций сильной интенсивности, позволяющую более точно понимать период времени, когда возникла автоматическая реакция, и находить более адекватные способы психологической помощи. Для этого еще раз вспомним, что защитные процессы в гештальт-подходе описывают отношения на границе «организм – среда». Эти же процессы в психоанализе описываются как примитивные, или первичные защиты. Они относятся к довербальному периоду жизни ребенка, характеризуют его отношения с внешним миром и сохраняются в течение длительного времени. Сложные взаимодействия между потребностями ребенка и способностью/неспособностью окружения их удовлетворить приводят к формированию тех или иных способов поведения. С. Джонсон перечисляет эти потребности:

  • потребность в привязанности, проявляемую по отношению к заботящемуся взрослому (Дж. Боулби);
  • потребность ребенка в индивидуации путем исследования окружающей среды, собственную активность, построение психических границ (М. Малер);
  • потребность в проявлении самостоятельно формируемой экспрессии (Х. Кохут);
  • потребность в формировании гармоничных отношений с другими людьми (Х. Кохут, Х. Стерн) [2].

Таким образом, каждая потребность проходит в своём удовлетворении ряд этапов:

  1. Возникновение потребности и попытка ее удовлетворить. Если потребность  удовлетворена – она «уходит» в фон. Но часто ее удовлетворение невозможно, потому что окружение по разным причинам не поддерживает природную аутоэкспрессию ребенка. Тогда наступает переход на второй этап.
  2. Негативный ответ окружающей среды: фрустрация потребности, ее блокировка, отвлечение, переключение или наказание ребенка.
  3. Аутентичная реакция ребенка  - злость, обида, слезы, деструктивные действия, попытки добиться своего и очередной виток разочарования,  боли, агрессии.
  4. Интроекция внешнего объекта с его ограничениями, наказаниями, обесцениванием. Этапы 1-4 могут повторяться многократно, но потребность не будет удовлетворяться, и для выживания ребенку придется приспособиться к своему окружению.
  5. Адаптация к внешней среде – болезненный процесс, связанный с поиском неразрешимого конфликта: как удовлетворить свои потребности и сохранить отношения с заботящимися людьми. Результат адаптации – всегда отказ от части своих желаний, нужд, влечений, импульсов, от аутентичных реакций. С. Джонсон делит этот процесс на две составляющих: 1) самоотрицание – от чего ребенок должен отказаться и 2) адаптация – то, что ребенок должен преувеличить, усилить, развить для выживания. Как пишет С. Джонсон: «Психопатологию мы можем наблюдать как в подавлении, так и в преувеличении, а еще чаще в естественной склонности личности к такого рода привычной, неестественной адаптации, цель которой состоит в избегании боли в процессе контактов» [2].

Таким образом, взрослые люди, приходящие на терапию, давно лишились своей природной аутоэкспресии, привыкли действовать стереотипно, и в ситуации, когда давно нет опасности и они могут принимать собственные решения, всё равно продолжают действовать старыми способами. Ф. Перлз подчеркивал, что невроз заключается в жёстком проявлении одной из полярностей (самоотрицания или «адаптации» в свете вышенаписанного), в результате чего блокируются обе полярности и адекватное, то есть соответствующее ситуации решение не принимается.

Вернемся к конструкту «острая ситуация сильной интенсивности». Попробуем описать те потребности, которые возникают у ребенка на разных этапах, используя модели разных авторов.

Например, создатель схема-терапии Дж. Янг выделял следующие базовые эмоциональные потребности:

  • безопасная привязанность (включая защиту, стабильность, заботу и принятие);
  • автономия, компетентность, чувство идентичности;
  • свобода выражения потребностей и эмоций;
  • спонтанность и игра;
  • реалистичные границы, самоконтроль и наставничество (J. Young, 2003) [6].

С. Джонсон, базируясь на идеях эго-психологии (Hartmann, А. Фрейд), теории объектных отношений (М. Малер, Masterson, О. Кернберг, Х. Стерн, Д. Винникот, У.Р. Фэйрбейрн), self-психологии (Х. Кохут, Gedo, Goldberg), анализ характера (В. Райх, А. Лоуэн, Horowitz, Shapiro), проанализировал проблемы структуры характера, то есть закрепившихся паттернов поведения, через этапы развития. Он систематизировал данные, выделив характерологическую экспрессию – по сути, результат многократных актов неудовлетворения потребностей, приведших в итоге к  формированию определенных стереотипов поведения. То, что человек «считывает» как хроническую ситуацию слабой интенсивности, ведет к одним и тем же реакциям, которые не учитывают особенностей реальной ситуации [2].

Попробуем привести список ранних базовых потребностей, неудовлетворение которых ведет к проблемам в зрелом возрасте. Мы не привязывали эти потребности к какой-то фазе развития – желающие могут почитать соответствующую литературу.

 

Таблица 1 – Взаимосвязь хронического неудовлетворения потребностей в раннем возрасте и паттернов взрослого поведения

 

Потребность

Ответ среды

Варианты полярных паттернов поведения во взрослом возрасте

«Подавление»

«Гиперкомпенсация»

Потребность в безопасности

Небезопасность, пренебрежение правилами заботы

Чрезмерный поиск безопасности

Рискованное поведение

Потребность в доверии Другим и миру

Ненадежность, непредсказуемость

Покорность, неспособность заботиться о себе

Подозрительность, недоверчивость

Потребность в близости, связанности, привязанности

Отстранение, пренебрежение

Цепляние за Другого (созависимость) или за химическое вещество (зависимость)

Дистанцирование от другого, отстраненность, холодность

Потребность в принадлежности, включенности

Отвержение, бросание, отчужденность

Социальное гипер-функционирование, ощущение сверхзначимости

Эмоциональная депривация, ощущение ненужности и покинутости, социальной отчужденности

Потребность в стабильности

Хаос, нестабильность

Гиперконтроль над всеми процессами

Отсутствие стабильности в жизни, неспособность к планированию

Потребность нежности, в теплом отношении

Жестокое обращение, агрессивность

Агрессивное жестокое поведение с Другими

Жертвенность, терпеливость, толерантность к жестокому обращению

Потребность в отстаивании своих границ

Очень жесткие нормы, правила и границы или их отсутствие

Жесткое отстаивание своих границ

Полное отсутствие личных границ, слияние с Другими

Потребности в формировании собственной идентичности в контакте с другими

Запрет на аутоэкспрессию, самовыражение, наказания за проявления своеволия

Диффузная идентичность, постоянная подстройка под окружение

Ригидная идентичность, грандиозность, следование чужим нормам и правилам; требование, чтобы окружающие вели себя в соответствии с жесткими стандартами

Потребность контролировать себя и окружающий мир

Наказание за упрямство, непослушание и капризы

Подчинение Другим, покорность

Гиперконтроль, придирчивость к Другим

Потребность в открытом выражении чувств

Запрет на выражение чувств и эмоций

Эмоциональная неустойчивость, непонимание чувств и эмоций, их неуместное и бурное выражение

Подавление эмоций, контроль эмоциональной сферы, отрицание наличия чувств, эмоциональная замороженность

Потребность испытывать приятные эмоции: радость, счастье, удовольствие

Запрет на  радость, счастье, удовольствие

Экзальтация, отрицание реальности, сверхоптимистические ожидания

Депрессия, пессимизм, недовольство жизнью

Потребность в признании своих достоинств, заслуг

Игнорирование, безразличие

Поиск одобрения, неверие в свои достижения, обесценивание

Гиперкомпенсация в работе, постоянная погоня за признанием

Потребность в компетентности

Запрет на конкуренцию, проявление своей точки зрения

Неверие в свою компетентность, сомнения, неуспешность

Сверхценность компетентности в ущерб отношениям, постоянные попытки доказать свое превосходство

 

Отметим,  что ответ среды на разные потребности ребенка может быть одинаковым и неспецифичным. Например, и потребность в безопасности, и потребность в доверии Другим и миру, и потребность в отстаивании своих границ могут хронически не удовлетворяться в семье с агрессивными, психопатичными, пьющими родителями. И в качестве устоявшейся реакции на хроническую ситуацию слабой интенсивности может выступать один «ответ» - покорность, неспособность заботиться о себе, зависимость от среды.

Пример. Клиентка Марианна, 32 года, 2 брака и 2 развода. Пришла за помощью в надежде понять, почему ей «не везет с мужчинами». Все отношения, которые она строила на протяжении жизни, заканчивались болезненно – мужчины бросали ее, уходили, обманывали… Ранние отношения с матерью были наполнены хроническим пренебрежением, отвержением и физическими наказаниями. Марианну часто отправляли к бабушке по отцовской линии, где она тоже не получала любви как «невесткино отродье». Выработавшийся «ответ» на острую ситуацию – быть хорошей, покладистой, «цепляться» за близких, пытаться завоевать их любовь любой ценой – привел к тому, что мужчины не чувствовали ее границ и потребностей, начинали злоупотреблять, пренебрегать и в итоге полностью воспроизводили ту самую агрессивную среду, которая была в ее детстве. Марианна долго не замечала связи между своими «автоматизированными» схемами поведения и реакциями среды. Длительный процесс осознавания, оплакивания и принятия своих травм, выработка адекватных способов поведения, возвращение природной аутоэкспрессии (здоровой агрессии) позволило не только изменить самоотношение, но и почувствовать свою ценность, научиться выстраивать гибкие границы, понимать свои потребности и осуществлять выбор тех, кто может любить, заботиться и поддерживать.

Отметим, что современные нейроисследования свидетельствуют, что результатом реакции ребенка на сильный стресс становится избыточная нагрузка на растущий мозг. Это приводит к гибели нейронов, отвечающих за сопротивляемость стрессу, и долгосрочным разрушительным последствиям для здоровья ребенка (McEwen & Gianaros, 2011).  Таким образом, на ранних стадиях становления мозга, травма отношений ведет к постоянной физиологической реактивности правого полушария, делает ребенка уязвимым к расстройствам, возникающими в более позднем возрасте, и влияет на саморегуляцию, что выражается в неумении взрослого справляться с социоэмоциональными стрессовыми факторами [3]. 

Работа гештальт-терапевта с учетом вышесказанного будет заключаться в поэтапной  «распаковке» хронической ситуации слабой интенсивности:

  1. Обнаружение шаблонных, стереотипных «ответов» клиента в разных ситуациях, которые мы описываем как «хроническую ситуацию слабой интенсивности».
  2. Обсуждение с клиентом его реакций: поведения, чувств, эмоций «здесь – и – сейчас».
  3. Поиск аналогичных реакций: поведения, чувств, эмоций в прошлом опыте, обнаружение «острой ситуации сильной интенсивности».
  4. Активированный, или вызванный терапевтом кризис: погружение в травматические ранние ситуации, где клиент был уязвимым, с опорой на его актуальные ресурсы (когнитивные, эмоциональные, поведенческие).
  5. Проработка «острой ситуации сильной интенсивности», помощь клиенту в формировании новых, более «здоровых» и творческих реакций путем многократных повторений, гештальт-экспериментов, обсуждений.
  6. «Полевые эксперименты» - поддержка клиента в новом поведении не только в терапевтическом формате, но и во внешнем мире.
  7. «Экологические проверки», уход проблемы «в фон» или возвращение к пункту 3.

Таким образом, тщательный анализ фрустрированных ранних потребностей, проработка ранних травм и поиск новых способов поведения с опорой на идеи холизма и непрерывности развития могут стать опорой в работе гештальт-терапевта.

 

 

Список использованных источников

 

  1. Гингер, С. Гештальт – терапия контакта / С. Гингер. - СПб.: Специальная Литература, 1999. —287 с.
  2. Джонсон, С. Психотерапия характера / С. Джонсон. - М., 2001. - 356 c.
  3. Мальчики нуждаются в заботе больше, чем девочки// http://www.matrony.ru/malchiki-nuzhdayutsya-v-zabote-bolshe-chem-devochki/
  4. Олифирович, Н.И., Хломов, Д.Н. Динамическая концепция личности в гештальте и эмоционально-фокусированная терапия: сравнительный анализ / Н.И. Олифирович, Д.Н.Хломов //ГЕШТАЛЬТ-2018. Сборник материалов Общества практикующих психологов «Гештальт-подход». – М., 2018. –- С. 6-19.
  5. Engel G. L. The clinical application of the biopsychosocial model // The American Journal of Psychiatry. May 1980. Vol. 137. P. 535—544; Engel G. L. How much longer must medicine's science be bounded by a seventeenth century world view? // The Task of Medicine: Dialogue at Wickenburg. Menlo Park: The Henry Kaiser Family Foundation, 1988. P. 113—136.
  6. Schema Therapy: A Practitioner's Guide, Jeffrey E. Young, Janet S. Klosko, and Marjorie E. Weishaar // https://www.guilford.com/excerpts/young.pdf?t
тест

Прикрепленные файлы

Похожие публикации


Олифирович, Н.И. Принципы и уровни анализа семейных систем /Н.И. Олифирович // Научные труды Республиканского института высшей шко-лы. Исторические и психолого-педагогические науки : сб. науч. ст. Выпуск 15. В 2-х частях. Часть 2. – Минск : РИВШ, 201

03-11-2017 Публикации
Статья посвящена описанию принципов анализа семейных систем. Проанализированы различные уровни функционирования семейной системы: индивидуальный, микро-, макро- и мегасистемный. Приводится содержательное наполнение каждого из уровней, позволяющее осуществлять диагностику семьи. Предложены три отдельных кластера показателей, удобные для описания семейных систем: структурные, процессуальные и исторические параметры. Article is dedicated to the description of the principles of the analysis of family systems. Various levels of functioning of family system are analysed: individual, micro, macro - and megasystem. The substantial filling of each of levels allowing to carry out diagnostics of a family is given. Three separate clusters of indicators convenient for the description of family systems are offered: structural, procedural and historical parameters.
ЭУМК
подробнее

Олифирович, Н.И. Динамические характеристики эмпатии будущих и работающих педагогов /Н.И. Олифирович // Научные труды РИВШ. Исторические и психолого-педагогические науки : сб. науч. ст. Выпуск 17. Часть 3. Минск: РИВШ, 2015. – С.181-188.

03-11-2017 Публикации
В статье эмпатия рассматривается как профессионально значимое свойство представителей педагогических профессий. Раскрыты результаты исследования динамики составляющих эмпатии у студентов педагогических специальностей и педагогов: децентрация, фантазия, эмпатическая забота и эмпатический дистресс. Приведено описание и обоснование эмпирически выявленных периодов наиболее интенсивного развития и периодов регресса процессуальных и результативных составляющих эмпатии у будущих педагогов в ходе профессионального обучения. The article examines the empathy as professionally significant properties of representatives of pedagogical professions. The results of a study of the dynamics of components of empathy in students of teaching profession and teachers: decentration, fantasy, empathic concern and empathic distress are revealed. The empirically identified periods of the most intensive periods of process and periods of regress of components of empathy at the future teachers in the course of vocational training are described and justified.
ЭУМК
подробнее